УДК 93

ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ РУССКОГО ИСТОРИКА В.А. БУТЕНКО (1877-1931)

Егорова Светлана Львовна
Сыктывкарский государственный университет
к.и.н., доцент кафедры истории России и зарубежных стран

Аннотация
Данная статья посвящена исследованиям русского историка Вадима Аполлоновича Бутенко французского либерализма первой половины XIX в.

Ключевые слова: Вадим Аполлонович Бутенко


CREATIVE LABORATORY RUSSIAN HISTORIAN V. BUTENKO (1877-1931)

Egorova Svetlana Lvovna
Syktyvkar State University
Ph.D., assistant professor of the history of Russia and foreign countries

Abstract
This article is devoted to the study of the Russian historian Vadim Apollonovicha Butenko French liberalism of the first half of the XIX century.

Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Егорова С.Л. Творческая лаборатория русского историка В.А. Бутенко (1877-1931) // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 5 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/09/2614 (дата обращения: 30.09.2017).

Ближайшее ознакомление с творческой биографией русского историка Вадима Аполлоновича Бутенко и его научным наследием помогло выявить главное направление его исследовательского поиска – французский либерализм первой половины XIX в. Изучение французского либерализма В.А. Бутенко начал с его «золотого века», с политических идей Алексиса де Токвиля. Токвиль, желавший примирить в общем синтезе идеал свободы с идеалом равенства, выступил на защиту либерализма в момент его острого кризиса. Токвиль первым осознал неизбежность демократии и попытался проанализировать недостатки доктрины либерализма, лучше других сумел разобраться в вопросе о действительных гарантиях свободы. «Но его сочинения, – заметил историк, – не создали школы последователей, не сплотили вокруг него политической партии» [2, 210]. Однако вклад Токвиля в буржуазную философскую классику для В.А. Бутенко бесспорен.

Кроме Токвиля либерализм дал видные имена – Ройе-Коллар, Гизо, Дону, Констан, – политические идеи которых пыталась воплотить французская либеральная партия в эпоху реставрации Бурбонов. На изучении доктрины французских либералов и их практической деятельности в 1814 – 1830 гг. В.А. Бутенко сосредоточил основное внимание. Двухтомная монография В.А. Бутенко «Либеральная партия во Франции в эпоху реставрации» (второй том не был опубликован) стала, по признанию современников, первым капитальным исследованием в этой области.
Остановимся на исследовательском пути историка, приведшем к созданию «Либеральной партии…». Выяснение замысла ее автора, хода подготовительной работы по сбору источников и установлению принципов исследования поможет заглянуть в творческую лабораторию ученого.
Научный интерес В.А. Бутенко к истории французского либерализма явился основой его становления в качестве ученого, и истоки этого интереса следует искать в той роли, какую играл профессор Санкт-Петербургского университета Н.И. Кареев в формировании исторических взглядов будущего историка. «На лекциях Н.И. Кареева, бывших образцом научного и строго объективного отношения к исторической истине, – свидетельствовал В.А. Бутенко в предисловии к магистерской диссертации, – пробудился впервые у автора интерес к истории французского либерализма и зародилась много лет назад самая мысль о настоящем труде»[3, IX-X.]. Между тем в исторической литературе встречается иное мнение. В книге «Классовый враг на историческом фронте» читаем выступление одного из учеников Н.И. Кареева П.П. Щёголева: «Какие темы вообще появляются у буржуазных историков после 1905 г.? Выборгское воззвание даёт, например, толчок работам Бутенко по истории либеральной партии во Франции в эпоху Реставрации. Побитые кадеты обратились к изучению того, как реакционеры и в историческом прошлом били либералов» [7, 132-133]. Высказывание последнего неверно в начальной его части – о времени возникновения замысла. Но справедлив вывод П.П. Щёголева о том, что события первой русской революции стали толчком, ускорившим появление магистерской диссертации. В начале века российское общество ощутило потребность обращения к наследию либерализма. Первые пробы конституционных демократов ввести в сферу решения общественных проблем дух политической терпимости обратили взор исследователей на Запад, где в начале XIX столетия либералы пытались следовать формуле «ни революции, ни реакции». Именно в этот период впервые В.А. Бутенко выехал во Францию, где ознакомился с богатейшими фондами Парижского Национального архива и Национальной библиотеки.
Приступая к исследованию истории либеральной партии, В.А. Бутенко понимал необходимость качественной оценки трудов своих предшественников. Изучая историографию вопроса, он ограничился характеристикой только французской литературы, руководствуясь тем, что «история реставрации до сих пор почти не занимала иностранных исследователей» [3, 3]. Такой подход не нашёл понимания у его официального оппонента и рецензента Н.И. Кареева, он ставил в упрёк В.А. Бутенко совершенное игнорирование «немцев»: «Бутенко не только исключил из своего обзора таких историков, как Гервинус и Штерн, но и не пользовался ими, хотя они могли бы прибавить кое-что к его фактическому материалу» [11, 105]. Обошёл В.А. Бутенко и известный в России труд А. Рохау «История Франции от низвержения Наполеона I до восстановления империи», работы Н.Г. Чернышевского, не привлек «Рассуждения о французской революции» Ж. де Сталь. Такой, казалось бы, односторонний подход историка вполне объясним. Включение в очерк вышеназванных трудов нарушило бы не только цельность изложения, но и сам замысел автора. Благодаря его осуществлению, «Очерк изучения эпохи реставрации во французской историографии» явился не только первой главой магистерской диссертации, но одновременно стал и самостоятельным трудом В.А. Бутенко [8, 288-335]. Заметим, что подобное исследование в отечественной историографии появится много лет спустя после выхода «Очерка…» В.А. Бутенко. Речь идет о работе А.И. Молока «Борьба направлений во французской историографии по вопросам реставрации Бурбонов и июльской революции 1830 г.» [18, 394-437]. Обе работы разделяли не только десятилетия, но и разный подход к предмету исследования. А.И. Молок рассматривал развитие французской историографии в процессе борьбы различных направлений: реакционно-монархического, умеренно-либерального, республиканско-демократического, социал-реформистского. В.А. Бутенко же важно было показать поступательное развитие науки. Выделяя три периода во французской историографии истории Реставрации (1830-1840-е гг., 1860-1870-е гг., середина 90-х гг.), В.А. Бутенко сформулировал главные факторы, определявшие ее развитие: состояние источниковой базы (об этом А.И. Молок не упомянул вовсе), влияние социально-политической ситуации, внутреннее развитие науки (изменение теоретико-методологических принципов исследования).
Интерес к эпохе реставрации, как видим из периодизации, обозначился сразу после падения старшей линии Бурбонов. В.А. Бутенко объяснял это самим содержанием этого цельного периода истории – попытка примирить некоторые традиции Старого порядка с умеренными требованиями революции 1789 г. «Редко, когда отдельный период истории, – отмечал В.А. Бутенко, – так точно и определенно замыкался двумя хронологическим датами – реставрацией старой династии в 1814 г. и ее падением в 1830 г. Франция и после Июльской революции неоднократно меняла свои правительства. Но никогда более она не пыталась вернуться назад, к традициям старого порядка» [3, 1].
1. За 1830-1848 гг. В.А. Бутенко насчитал пять «больших историй реставраций»: Lecretelle Ch. Histoire de France depuis la Restauration (t.1-4. Paris, 1829-1835), Capefigue. Histoire de la Restauration et des causes qui out amene la chute de la branche ainee des Bourbons (t.1-10. Paris, 1831-1833), Dulaure et Auguis. Histoire de la Revolution depuis 1814 jusqua 1810 (t.1-8. Paris, 1835-1838), Lubis. Histoire de la Restauration (t.1-4. Paris, 1837-1847), Vaulabelle. Histoire des deux Restaurations de Louis-Philippe (de janvier 1813 a octobre 1830) (t.1-6. Paris, 1844-1852) [3, 4-12]. В оценке их некоторые европейские историки (см. напр.: Файф Ч. История Европы XIX века/ Под. ред. И.В. Лучицкого. 2-е изд.; СПб.: Кн. изд-во М.В.Пирожкова, 1904. С.278) были категоричны: на истории Любиса и Капефига полагаться нельзя, Волабелль же представляет лишь собрание «партиозных вымыслов» и может служить лишь для ознакомления с либеральной легендой. Отчасти соглашаясь с мнением своих предшественников, В.А. Бутенко не столь строг к Волабеллю, который первым из историков реставрации дал указания, откуда он берёт сведения. А сведения эти служили важным материалом для понимания успехов оппозиции во французском обществе. Не только В.А. Бутенко, но и другие историки эпохи во многом основывались на свидетельствах Волабелля.
В целом труды этого периода были ещё далеки от настоящей научной работы. «В распоряжении исследователей ещё слишком мало источников, – сетовал В.А. Бутенко, – а пережитая эпоха со своими политическими страстями так близка, что личный элемент господствует в изложении, и объективная история превращается в субъективные и не всегда достоверные мемуары»[3, 13].
Интерес к теме, угаснув в период Второй республики и начале Второй империи, вновь возродился в правление Наполеона III после 1859 г., когда правительство начало искать пути сближения с либеральной оппозицией.
Изменения В.А. Бутенко обнаружил в состоянии источниковой базы: официальные архивы ещё недоступны исследователям, но многие деятели эпохи открыли свои частные хранилища документов. Обширное количество источников историк нашёл в труде Дювержье де Горанна (Duvergier de Hauranne. Histoire de gouvernment parlementaire en France (1814-1848), precedee d’une introductione. T.1-10. Paris, 1857-1871). Это многотомное исследование В.А. Бутенко счёл самым замечательным и выдающимся по истории реставрации, рекомендовав ее историкам эпохи в качестве настольной книги. Вторая характерная черта названного периода (1860-1870-е), выделенная ученым – публикация мемуаров и биографий отдельных деятелей эпохи. Из ряда появившихся в то время работ наибольшую ценность для русского историка представляло сочинение Баранта о Ройе-Колларе (Barante. La vie politique de Royer-Collard. T.1-2. Paris, 1861). Это была не просто биография, но и собрание парламентских речей, и В.А. Бутенко широко использовал его в диссертации как лучший источник для изучения политических идей главы кружка «доктринёров». Кроме сочинений биографического характера историка привлек последний этюд Тюро-Данжена о либеральной партии эпохи реставрации (Thureau-Dangin. Le Parti liberal sous la Restauration. Paris, 1876). Он с большим тщанием прочел его. Тема непосредственно касалась исследования самого В.А. Бутенко. Но этюд не мог претендовать на звание настоящего исторического исследования. Тюро-Данжен не произвел никаких специальных изысканий и ограничился только печатным материалом. Но более всего не удовлетворило русского историка пристрастие автора к затрагиваемым вопросам и преследуемые им цели «политического обучения»[3, 13-35].
С конца 1870-х гг. заметно уменьшилось количество работ по истории реставрации. Объяснение тому вновь лежало в политической плоскости: республиканская форма правления установилась окончательно и приняла демократический характер – искать в эпохе реставрации политических уроков сделалось совершенно бесполезным.
Лишь в 1890-х гг. стало заметно оживление научного интереса в этой области. Причина тому – внутренний переворот в самой науке, образование специальных учёных организаций: «Общество истории французской революции», «Общество новой истории», «Общество истории революции 1848 г.». В.А. Бутенко приветствовал появление этих обществ, деятельное изучение ими архивного материала, содействие учёным в издании их трудов. Работа, наконец, перешла в руки историков-специалистов, поставивших своей задачей исследование архивных источников и применение к их изучению тех же приёмов исторической критики, которые до сих пор считались уделом одних историков античного мира и средних веков. Кроме публикации источников преимущество историков того времени В.А. Бутенко видел в их свободном доступе в официальные хранилища документов. Очутившись среди грандиозного архивного материала, историки поняли, что для построения общей научной истории ещё не настало время, и направили свой труд на создание отдельных монографий, ставя более узкие задачи. Среди наиболее ценных монографий этого периода В.А. Бутенко выделил работы Гуссэ (Houssaye. 1815. I. La premiere Restauration Le retour de l’ile d’Elbe. Les Cent – Jours. Paris, 1893. – II. Waterloo. Paris, 1899. – III. La seconde abdication. La terreur blanche. Paris, 1905), Симона ( Simon. L’Elaboration de la charte constitutionnelle de 1814. Paris, 1906), Радиге (Radiguet. L’Acte additionnel aux costitutions de l’Empire du 22 avril 1815. Caen, 1811), Левассёра (Lavasseur. Histoire des classes ouvrieres et de l’industrie en France de 1789 a 1870. T.1-2. Paris, 1903-1904) и другие [3, 38-51].
Изучение французской историографии эпохи Реставрации помогло В.А. Бутенко выявить ее пробелы. Многие вопросы были едва затронуты исследователями: история политических партий, история прессы и публицистики, история конгрегации и политической агитации духовенства, история военных заговоров, история отдельных областей в эпоху реставрации, биографии целого ряда политических деятелей. Социально-экономическая история Реставрации оставалась совершенно неразработанной. «До сих пор, – указывал В.А. Бутенко, – не подвергались систематическому изучению, например, даже такие капитальные вопросы, как экономическая политика правительства или распределение вознаграждения эмигрантам, вопросы, которые, вдобавок, могут пролить новый свет на чисто политическую историю» [3, 51].
Из всех проблем политической истории Франции первой половины XIX века наиболее важной В.А. Бутенко считал вопрос о причинах блестящей победы либерального движения во время июльского переворота 1830 г. и крушения его во время кризиса 1848 г. Русский историк задался вопросом: «Почему либеральная программа могла объединить вокруг себя в 1830 г. почти всё французское общество и широкие массы простого народа, а к 1848 г. успела уже потерять всякую популярность и вызвать против себя революционное движение социал-демократического характера?»[3, VI]. Так наметилась цель магистерской, затем и докторской диссертации В.А. Бутенко – объяснить причины успеха либерализма в 1830 году. Для этого следовало обстоятельно изучить историю либеральной партии в эпоху реставрации Бурбонов. Подобные попытки встречались в общих трудах по истории реставрации, но специальному научному исследованию этот вопрос не подвергался вовсе.
Такое положение дела подтвердил французский историк Пьер Марсель (Marcel) в 1910 г., на мнение которого ссылался Н.И. Кареев : «Изучение политических партий в начале XIX века приводит нас к выводу, что нет книги о французских либералах» [10, 171]. Сошлемся на ещё один авторитет. Член Учёного Комитета министерства народного просвещения, профессор Б.А. Тураев (1911), подчёркивая важность выбранной В.А. Бутенко темы, отмечал: «По этому вопросу до сих пор не имеется ни одного строго научного труда даже на французском языке» [13, 539]. Мнение Б.А. Тураева предвосхитило вывод Н.И. Кареева, обозначившего свою позицию в самом названии статьи «Французский либерализм начала XIX века в новом освещении» (1913): «Конечно, это не значит, что о либеральной партии ничего не было написано, но все до сих пор написанное о либеральной партии неудовлетворительно с точки зрения строгих требований исторической науки» [10, 171].
Известно, что история Реставрации, как и история Великой французской революции, долгое время служила партийным целям: историки искали политических наставлений для современной жизни. Не только пристрастная оценка событий, но и партийный подбор источников отдаляли исследователей от научной объективности. Оценивая труды своих предшественников, В.А. Бутенко ясно обозначил свою позицию в этом вопросе: как только на смену политическому интересу придёт интерес научный и методическое изучение источников со строгим применением выработанных исторической наукой критических принципов поставит исследовательскую работу на прочный научный фундамент, можно ожидать крупных результатов от исторической науки [3, 2-3].
Русский историк, будучи иностранцем по отношению к Франции, находился в более выгодном положении в сравнении с французскими коллегами. К тому же эпоха реставрации была (по времени) достаточно отдалена от исследователя. Это давало возможность правильно оценить весь смысл и значение происходящих событий, определить, что было в них главным, а что второстепенным. Слабость позиций историка-современника событий В.А. Бутенко специально рассмотрел в одной из своих рецензий , написанной в период подготовки докторской диссертации: «В его распоряжении нет подготовленного научного аппарата, которым располагает историк, изучающий более или менее отдаленные эпохи жизни человечества. Ему недоступны государственные и частные архивы, у него нет под рукой той груды остальных специальных исследований, которые должны быть прочным фундаментом для обобщающей надстройки. . .» [5, 137] .
Накопленные в науке фактические данные В.А. Бутенко рассматривал как исходную позицию для своего исследования при строгой проверке выводов своих предшественников. Для этого он стремился привлечь наиболее полную совокупность источникового материала.
Н.И. Кареев, рецензируя магистерскую диссертацию своего ученика, посетовал: «Использовав большое количество новых материалов, большей частью официальных документов, автор нигде не дал, однако, их характеристики» [12, 105]. Действительно, в предисловии к «Либеральной партии…» В.А. Бутенко лишь упомянул группы источников, использованных им в работе, но не представил ни четкой классификации источников, ни их исторической критики. Процесс работы В.А. Бутенко с документами и материалами могли прояснить его отчеты о научных занятиях за границей. Нам не удалось обнаружить этот ценный источник. Зато выписки из журнала Учёного Комитета Министерства народного просвещения, на заседаниях которого регулярно заслушивались отчёты В.А. Бутенко, восполняют, хотя и частично, этот пробел [14, 155; 15, 117]. Изучение названных документов с привлечением предисловия к диссертации и отзыва Н.И. Кареева о работе своего ученика позволяют ответить на вопрос, как работал В.А. Бутенко над «Либеральной партией…»?
Классификацию многочисленных источников вопроса историк установил уже в первое полугодие (1910 – 1911) пребывания в Париже. Позднее, в историографическом обзоре «Наука новой истории в России», упоминая свою диссертацию, В.А. Бутенко укажет: написана она «на основании изучения прессы и брошюрной публицистики этой эпохи и неизданного архивного материала (главным образом административной переписки)» [6, 164]. Историк широко пользовался и материалами личностного происхождения (мемуары, частная переписка).
Обсуждение отчётов В.А. Бутенко на заседаниях Учёного Комитета ясно представляет его план изучения источников. Первым делом историк принялся выяснять политическую теорию либерализма по сочинениям главных его представителей. При этом он пытался определить сущность стремлений партии, чтобы позднее приступить к исследованию ее практической деятельности по либеральной журналистике. Эта часть работы заняла весь 1910-1911 академический год – для целостного и объективного представления картины политической борьбы партий историку приходилось изучать политические брошюры разных идейных направлений. «В основу своего исследования всюду, где это позволяла самая задача, – указывал сам В.А. Бутенко в предисловии, – автор старался класть неизданный архивный материал, черпая его по преимуществу в парижском Национальном архиве» [3, VII].
Из ссылок на источники в диссертации видно, какой огромный пласт неизвестных ранее документов поднял В.А. Бутенко из хранилищ Национального архива. Однако обильный архивный материал, дающий достаточные сведения для уяснения социального состава партии либералов и её практической деятельности в департаментах, был весьма скуден в отношении самого Парижа. В бумагах полиции В.А. Бутенко безуспешно разыскивал обстоятельные данные о деятельности Центрального Комитета партии, «Общества друзей свободы печати», сведения о демонстрациях в Париже. Розыски историка в Национальном архиве и архиве префектуры полиции не принесли ожидаемых результатов (эти бумаги, по предположению исследователей, погибли во время пожара 1871 г.). И В.А. Бутенко решил возместить недостаток архивного материала изучением политической прессы. «Помимо ценных фактических сведений обстоятельное знакомство с современной печатью, – читаем в предисловии, – представлялось автору в высшей степени важным для его задачи. В эту эпоху, когда свободой печати дорожили, как самодовлеющим благом, слово было вместе с тем и делом, и пресса служила могущественным орудием политической борьбы» [3, VIII]. Учитывая ценность этого источника, В.А. Бутенко старался изучить «всё наиболее существенное и не упустить ни одного журнала или газеты, памфлета или брошюры, которые обращали на себя внимание общества» [3, VIII].
Первое полугодие 1911-1912 гг. по-прежнему было заполнено работой. Днями просиживал историк в Национальном архиве над документами, в Национальной библиотеке над мемуарами и политической литературой эпохи, знакомился с монографиями своих предшественников. Истинного объёма диссертации В.А. Бутенко тогда ещё не мог предвидеть. Обилие материала нарушило его первоначальный замысел – закончить своё исследование в одном томе. Поэтому он разделил свой труд на две части, выбрав в качестве хронологической грани 1820 г. Как обосновал автор это разделение, мы увидим позже.
В первом томе «Либеральной партии…» В.А. Бутенко ограничил свою задачу исключительно политической стороной вопроса, не касаясь связи либерализма с современным философским и литературным движением, совершенно обходя экономическую историю эпохи. Он стремился выяснить политическую доктрину либерализма, чтобы показать в форме какой практической программы она вылилась, он собирался изучить внутреннюю организацию либеральной партии, выяснить, как поддерживало её общественное мнение.
Задачи, поставленные историком, отразились на структуре магистерской диссертации. За предисловием и историографическим очерком (С. 1-52) следовали восемь глав: Либеральные течения до эпохи реставрации (С. 52-92), Либералы и первая реставрация (С. 92-172), Либералы в эпоху Ста дней (С. 172-258), «Бесподобная» палата. Ордонанс 5 сентября (С. 258-323), Доктринёры в 1816-1820 гг. (С. 323-392), Партия «независимых» в 1816-1820 гг. Теоретики партии (С. 392-442), Партия «независимых» в 1816-1820 гг. Вожди партии и её состав. Партийная пресса (С. 442-497), Партия «независимых» в 1816-1820 гг. Партийная организация. Избирательная борьба. Парламентская тактика (С. 497-581). Заключали диссертацию ценные приложения (С. 583-623) документов на французском языке. Среди них: хартия 1814 г., отрывок из письма депутата от департамента Saone-et-Loire Паккара к Деказу, отрывок из доклада префекта департамента Ollier о состоянии департамента за 1819 г., текст проекта «дополнительного акта» (Project d’Acte constitutionnel, presente par la Commission centrale de la Chambre des representants le 29 juin 1815) и др. Здесь же В.А. Бутенко поместил три карты Франции. Они объясняли значение политических выборов (1815-1820 гг.) и географическое распределение политических партий после выборов. В качестве комментария к картам историк поместил списки депутатов.
Основное содержание диссертации заняло около 500 страниц. «Это сопоставление больших размеров книги с краткостью обследованного в ней периода, – верно отмечал Н.И. Кареев, – уже само по себе служит указанием на то, с какой подробностью автор излагает историю эпохи, особенно, если мы примем ещё в расчёт, что книга является отнюдь не общей историей эпохи, а историей только одной политической партии в данный период времени» [10, 171].
Освещение второго периода либеральной партии (1820-1830 гг.) В.А. Бутенко планировал сделать во втором томе исследования, ставшего впоследствии докторской диссертацией историка. Его содержание ученый наметил уже в магистерской диссертации: «Во втором томе своего труда автор займется [кроме политических вопросов. - С.Е.] также специальным исследованием вопроса о той социальной среде, в которой либерализм эпохи реставрации находил по преимуществу своих приверженцев»[3, IX]. Исследование историка в этой области вызвало интерес уже на стадии первых научных выводов. «Эти изыскания, – заключили члены Учёного Комитета, – привели его к новым выводам и дали возможность внести поправки в существующие мнения относительно территориального распределения и социального происхождения либеральной партии 1814-1830 гг.»[14, 155]. Тем более огорчительным было то, что историк отложил эти вопросы до выхода в свет второго тома. Оба оппонента на защите магистерской диссертации (Н.И. Кареев, Э.Д. Гримм) отметили, что тем самым В.А. Бутенко в известной степени «обескровил» своё исследование [7, 328].
Работу над докторской диссертацией В.А. Бутенко завершил уже в советское время. Сам историк, заполняя очередную анкету (26 сентября 1923 г.), написал: «Докторская диссертация не могла быть защищена, так как была закончена после отмены учёных степеней» [1, 2]. Как мы помним, второй том «Либеральной партии…» не был опубликован, разделив трагическую судьбу его автора. Тем более ценны любые указания на эту работу. В личном деле профессора Саратовского университета В.А. Бутенко мы обнаружили сведения не только о времени завершения докторской диссертации, но и её объёме. Оба свидетельства зафиксированы собственноручно В.А. Бутенко, однако не вполне совпадают. В личном листке научного работника от 9 ноября 1923 г., в перечне научных трудов историка начертано: «Либеральная партия во Франции в эпоху реставрации. Т.2. 1820-1830 / В рукописи, около 30 печ. листов. Докторская диссертация/» [1,1]. В более позднем рукописном документе – «Список трудов В.А. Бутенко» – от 10 марта 1928 г. под № 35 значится: «Либеральная партия… Т.2 (В рукописи, около 25 печ. листов)» [1, 37]. В опубликованном же списке (1925 г.) объём второго тома не указан вовсе [16, 4].
Известно, что в 1920-е гг. из-за трудностей опубликования научных трудов у многих учёных накопилось немало подготовленных к печати работ. Сведения о них попадали в периодическую печать. В поисках информации о научной работе В.А. Бутенко в эти годы мы обратились к местной саратовской печати. На страницах журнала «Культура» обнаружили небольшую заметку «Над чем работают Саратовские учёные». Здесь читаем: «Профессор всеобщей истории В.А. Бутенко работает над второй частью своего исследования «Либеральная партия во Франции в эпоху реставрации», которая должна охватить историю либеральной партии с 1820 по 1830 г.г. Приготовлены к печати первые пять глав, охватывающие время с 1820 по 1827 гг.» [10, 15-16]. Речь идёт о цикле статей, опубликованных В.А. Бутенко в 1920-е гг. Первая из них вышла отдельным изданием в Саратове – «Из истории революционного движения во Франции в эпоху реставрации» (1921) и охватывала период 1820-1823 гг. За ней последовал очерк «Социальный состав либеральной оппозиции во Франции в эпоху реставрации» (1923), где В.А. Бутенко предпринял опыт анализа социальной среды, на которую опирались либералы. К уже названным работам непосредственно примыкала следующая – «Объединение Франции против правительства Бурбонов и падение кабинета Виллеля». В самый последний момент В.А. Бутенко решил выпустить её под иным заглавием – «Перелом в истории реставрации Бурбонов» (1923). Это название, по мнению автора, более точно отражало характер нараставшего антиправительственного настроения, охватившего к 1827 г. почти все слои французского общества. Эти три объёмных очерка, очевидно, и составляют те самые «первые пять глав» исследования, освещающие в истории либеральной партии период 1820-1827 гг.
«Неудавшееся примирение» (1929) охватывало события, составившие предысторию Июльской революции и завершало цикл исторических очерков В.А. Бутенко о французском либерализме эпохи реставрации. Часть их увидела свет благодаря деятельному содействию Е.В. Тарле. Позднее, приступив к исследованию «Рабочий класс во Франции в первые времена машинного производства» Е.В. Тарле вспомнит В.А. Бутенко, выделит его превосходные статьи среди «пустых работ» французских авторов, не имевших «малейшего представления о сокровищах национального архива» [17, 13-14].
Исследование В.А. Бутенко истории либеральной партии привлекло и зарубежных ученых. Автор известных трудов «Франция в эпоху реставрации Бурбонов», «Реакция и революция» Ф. Артц среди исследований французской партии либералов выделил лишь два труда: P. Thureau-Dangin`s «Le parti liberal sous la Restouration» (2-d. еd.,1888) и Boutenko «Le parti liberal sous la Restouration» (1913), отметив при этом особую ценность ссылок и подстрочных примечаний в монографии русского историка [19, 401].
Исследование В.А. Бутенко имело и иную ценность. Оно не только заслуженно претендовало на соответствие строгим правилам исторической науки, но сам предмет изучения – история либеральной партии в период острого противостояния старой аристократии новым конституционным элементам – имел близкое отношение к запросам современности. В России начала XX столетия была популярна идея создания общества на основе прав личности, бывшая центральной идеей классического либерализма. Французский либерализм эпохи реставрации представлял в этом смысле самое блистательное явление в истории либерализма.


Библиографический список
  1. Архив Саратовского государственного университета. Д.69 (Личное дело В.А. Бутенко).
  2. Бутенко В.А. Политическое учение Токвиля// Вестник Европы. 1910. №12.
  3. Бутенко В.А. Либеральная партия во Франции в эпоху реставрации. Т.1. 1814-1820. СПб., 1913.
  4. Бутенко В.А. [Рецензия] A.Debidour. Histoire diplomatique de l’Europe depuis la congres de Berlin jusqu’a nos jours. 1. La paix armee. Paris. Alcan.1916// Исторические известия. 1917. № 1.
  5. Бутенко В.А. Наука новой истории в России //Анналы. 1922. № 2.
  6. Диспут Бутенко //Голос минувшего. 1913. № 10. С.328.
  7. Зайдель Г., Цвибак М. Классовый враг на историческом фронте. М.; Л.: Гос.соц. – экон.изд., 1931.
  8. Историческое обозрение. 1913. Т.XVII.
  9. Кареев Н.И. Французский либерализм начала XIX в. в новом освещении// Вестник Европы. 1913. № 11.
  10. Культура (журнал профессиональной жизни, науки и исскуства). Саратов, 1922. № 1.
  11. Научный исторический журнал. 1913. № 1.
  12. Российский государственный исторический архив. Ф.733. Оп.155. Д.15.
  13. РГИА. Ф.733. Оп.155. Д.16.
  14. РГИА. Ф.733. Оп.155. Д.387.
  15. Список научных трудов профессора В.А.Бутенко. Саратов, 1925.
  16. Тарле Е.В. Рабочий класс во Франции в первые времена машинного производства (1815-1834)// Тарле Е.В. Сочинения: В 12 т./ Ред. кол.: А.С. Ерусалимский и др. Т.6. М.: АН СССР, 1959. Т.6.
  17. Французский ежегодник. 1959. М., 1961.
  18. Artz F.B. France under the Bourbon Restoration. 1814-1830. Cambridge, 1931.


Все статьи автора «SvEgorova»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: