ПРОБЛЕМЫ ЛЕГАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ В РОССИИ (1990-2011 ГОД)

Худорожков И.В.

Рубрика: 23.00.00 ПОЛИТИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Худорожков И.В. Проблемы легализации государственной власти в России (1990-2011 год) // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/08/2082 (дата обращения: 01.10.2017).

Преодолевая последствия  демократического транзита,  современное общество остро ставит   вопрос о государственной власти, ее легальности и легитимности, т. е. ее юридической обоснованности с одной стороны, и справедливости, признании, поддержке ее населением – с другой. Определение перечня законодательных актов и нормативных документов,  направленных на закрепление государственной вертикали, требует логического  обоснования фундаментальных основ, на которых были заложены основные принципы нормативно-правового поля процесса легализации. В современных условиях легализации государственной власти как юридическое понятие означает установление, признание, поддержку данной власти законом, прежде всего конституцией, опору власти на закон.  Существующие подходы к интерпретации концепта легализация, позволяют  рассмотреть  предмет исследования шире, включая  процессы легализации институтов власти, их порядок деятельности  и полномочий, «сращивание»  этих же институтов с политическими партиями, национализация  или  «огосударствление» экономики, не менее важным в условиях фрагментации  российского общества,  является процесс региональной легализации.  Все эти итоги  ознаменовались законодательным подтверждением так называемой  «демократизации» государственного режима.

Безусловно, важнейшим  условием легализации государственной власти –  является принятие демократическим путем конституции (на референдуме, учредительным (конституционным) собранием и др.). Конституция Российской Федерации была принята 12декабря 1993 по результатам всенародного голосования, проведённого в соответствии с Указом Президента России от 15 октября 1993 года № 1633  «О прoведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации». Термин «всенародное голосование» (а не «референдум») был использован для того, чтобы обойти положение действовавшего Закона о референдуме РСФСР, согласно которому соответствующий референдум, мог быть назначен лишь Съездом народных депутатов или Верховным Советом РФ, согласно ст. 9 упомянутого закона. [1] Принятие большинством, пришедших на выборы, конституции,  тем самым были заложены основы принципа разделения властей в России,  определены ряд важнейших аспектов легализации, таких как основы деятельности: Президента Российской Федерации, Федерального Собрания Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, судов в Российской Федерации.

Существенные поправки в текст конституции,  одобренные  более чем двумя третями голосов депутатов Государственной Думы и тремя пятыми голосов членов Совета Федерации,  были внесены в 2008 году и ознаменовались увеличением сроков полномочий  исполнительной и законодательной ветви власти. Реакция последовала сразу после внесения Дмитрием  Медведевым предложения федеральному собранию  рассмотреть  законопроекты [2] «Об изменении срока полномочий президента РФ и Государственной думы» и «О контрольных полномочиях Государственной думы в отношении правительства РФ», а также поправки в закон «О правительстве РФ», на период «продвижения» поправок, тема мгновенно становится самой  обсуждаемой на страницах так называемых «независимых» газет и в сети Интернет на специальных (и не только) блогах.  Вообще практика изменения срока, вызывала некое недоумение среди части населения, наивно полагавших, что такое возможно только путем проведения референдума, всенародного голосования,  как это происходило и происходит в ряде стран Европы и Америки. Ошибочное представление,  явилось следствиям не соблюдения одного из главных  условий действия власти, – публичности (часть исследователей ставят в упрек тот факт, что сам текст конституции не был вынесен на общественное обсуждение). То, что конституция была принята на всенародном голосовании, еще не говорит, что основная часть поддержавших, были сторонниками новой «демократической» конституции, уже тогда происходит  одно из первых столкновений на практике с манипулированием  общественного мнения.

Попытка определить перечень законодательных актов,  ставит перед исследователем круг проблемных аспектов процесса легализации, –  иерархии в законодательстве, и непротиворечивости различных законодательных актов,  все эти и многие другие вопросы ставятся в рамках совершенствования законодательства и могут составить отдельный предмет научного осмысления проблемы. Конституция очень «пространственно» определяет (трактует)  круг полномочий ветвей власти. Для создания определенной картины перечня нормативно-правовых актов необходимо перечислить наиболее важные федеральные конституционные  законы,  как  одной из  разновидностей  федеральных законодательных актов, принимаемых в соответствии с Конституцией Российской федерации по вопросам, предусмотренным Конституцией. Федеральный конституционный закон обладает повышенной юридической силой по сравнению с  Федеральным законом.  Впервые Федеральные конституционный закон России был принят в 1994 году,  на сегодня принято порядка двадцати законодательных актов, и в несколько раз больше изменений и дополнений.  Особой «интенсивностью» законотворцы отличались в годы существования двух первых государственных дум, современный «управляемый» политический процесс, с момента своего возникновения заявивший о законодательной «неприкосновенности» итогов приватизации конституционных «издержек»[3],  к реформистским настроениям по вопросам правового регулирования относится несколько осторожней. (перечень наиболее важных федеральных конституционных законов: О конституционном суде Российской Федерации; Об арбитражных судах в Российской Федерации;  О референдуме Российской Федерации; О судебной системе Российской Федерации;  Об уполномоченном по правам человека в Российской Федерации;  О правительстве Российской Федерации;  О военных судах Российской Федерации;  О государственном флаге Российской Федерации;  О государственном гербе Российской Федерации;  О государственном гимне Российской Федерации;  О чрезвычайном положении;  О порядке принятия в Российскую Федерацию и образования в ее составе нового субъекта Российской Федерации,  О военном положении;  дисциплинарном судебном присутствии; О судах общей юрисдикции в Российской Федерации).

Важным преимуществом федеральных конституционных законов является заложенная в них система «сдержек и противовесов»,   закон считается принятым, если он одобрен большинством не менее трех четвертей голосов от общего числа членов Совета Федерации и не менее двух третей голосов от общего числа депутатов Государственной Думы. Принятый федеральный конституционный закон в течение четырнадцати дней подлежит подписанию Президентом Российской Федерации и обнародованию. Право вето Президента, в этом случае, на федеральные конституционные законы не распространяется.

Федеральный закон является федеральным законодательным актом Российской федерации,  порядок принятия федеральных законов определяется Конституцией Российской Федерацией и регламентом Федерального  собрания, закон считается принятым, если его одобрило большинство депутатов Госдумы и членов Совета Федерации (последние изменения в порядке формирования этого представительного органа власти, по сути  превратили его  в формализованный институт «управляемой демократии»).  Поверхностный анализ федеральных законов позволяет выявить законотворческую обоснованность всех важнейших институтов власти.  Наиболее важными, в контексте исследуемой темы, представляются законы призванные обеспечить внешние признаки государственной власти.  Большинство юридических актов направлены на  обоснование властных полномочий. В качестве примера приведем ряд федеральных законов:  «Об основных гарантиях избирательных прав граждан Российской Федерации»  (1994 год),  «Об основных избирательных правах и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» (1997, 2002),   «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации»  (1995, 2005),  «О выборах Президента Российской Федерации» (1995, 2003),  «Об общественных объединениях»  (1990, 1995), «О политических партиях» (2001) и т.д.  Правовые акты, легализующими государственную власть на следующем  уровне,  являются, по сути, мерами, обеспечивающими законосообразность и призваны урегулировать правоотношения, определить круг обязательств государственной власти, а так же функционирование общественных  институтов.

Президент  Российской Федерации,  наделенный конституцией широкими полномочиями, занимает, пожалуй,  ведущее место в процессе легализации и легитимации государственной власти  в России. С ведением должности Президента, по сути находившимся  над законодательным процессом,  важную роль в регулировании отношений в сфере политики стали играть его указы и распоряжения. Создание мощного управленческого аппарата, подчиненного непосредственно Президенту, и выведение этого механизма из-под парламентского контроля, позволило  законодательным инициативам очень быстро приобретать юридическую силу. В качестве промера можно привести ряд указов получивших «широкую» огласку: «О поэтапной конституционной реформе Российской Федерации», «О мерах по либерализации цен», «О федеральных природных ресурсах», «О разработке и создании государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Выборы», вообще таких указов на текущий момент подписано порядка более чем пяти десяти тысяч, что, наверно, может говорить о роли президента в законотворческом процессе.

Резюмируя исследование указов Президента России в сфере осуществления политики, исследователи  В. О. Лучин, А. В. Мазуров полагают, что реформирование общественных отношений в названной сфере осуществлялось преимущественно не в соответствии с Конституцией и законами, а в соответствии с указами Президента, легитимность которых была чрезвычайно низкой. Указы были направлены, прежде всего, на укрепление президентской власти, а непосредственно не связанные с президентской властью исполнялись менее эффективно. Реализация отдельных указов сопровождалась антиконституционными насильственными действиями.

Не менее важной составляющей процесса легализации государственной власти является решение судов, среди которых  можно выделить решения Конституционного суда. В качестве примера приведем несколько  решений: вынесение Конституционным  Судом  Российской Федерации заключения о неконституционности действий Президента, Верховный Совет принимает решение о прекращении полномочий Президента Ельцина и переходе их, согласно Конституции, к вице-президенту А. В. Руцкому, объявляет созыв X (Чрезвычайного) Съезда народных депутатов; признал неконституционными положения Конституции Республики Алтай, а впоследствии — ряда других российских республик, провозглашавшие суверенитет этих республик и ущемлявших права Федерации;  признание право за Президентом Российской федерации права вносить на рассмотрение одного и того же человека на должность премьер министра, не смотря на отклонение его со стороны федерального собрания. Эти решения, наряду с решениями двух других судебных представительств,  являются важнейшим инструментов механизма легализации государственной власти, а так же фактором препятствующим «формальной» узурпации власти.

Помимо всех приведённых выше законодательных актов, нормативно-правовых документов и иных институтов легализации государственной власти,  на сегодня в России действует более двух десятков  кодексов, регулирующих разные стороны, в том числе имеют под собой установление определенных рамок правового поля.

Для современной России присущи несколько необычные для последних десятилетий нововведения, такие как введение программы развития  «стратегия 2020», «план Путина», причем тенденция эта была поддержана не только на федеральном, но и на уровне регионов Российской Федерации. Все это  может показаться не имеющим ни кого отношения к легализации в современной России, но именно эти программы обеспечивают некую «законность» действий и выступают оправданием результатов как положительных, так и не совсем удачных. Все это теперь, похоже, на необходимый атрибут, без которого современные «политиканы»  не представляют политического деятеля или партии, претендующего на роль «спасителя». Имманентная природа этих «стратегических документов», определяющих,  по мнению системных критиков государственной власти, курс социально-экономическое развитие России в ближайшие годы,  представляется  при этом как некий посыл «низов», призванный изменить существующую действительность.  Ряд исследователей в социальной философии называют  такие действия симулякрами, хотя эта точка зрения представляется весьма спорной.

Региональные практики, происходящие сегодня в законотворческой среде на уровне компетенции субъектов федерации, говорят об активном процессе легализации на «местах».  Часть исследователей полагает, что в рамках отдельно взятого региона формируется и активно развивается  локальный политический режим, который «запускает» свой механизм легитимации и легализации политического процесса.  В рамках предложенного подхода возможен повсеместный анализ законодательных инициатив региона, важнейших политических акторов, определяющих вектор правового развития субъекта федерации.

Подводя некоторые итоги поверхностного (частичного) правового анализа процесса легализации можно констатировать о завершающем этапе формирования государственной вертикали  власти. Конструкция   законодательного «зонтика» приобретала на современном этапе  устойчивые черты. Закон, который был призван стать эффективным социальным регулятором,  превратился в механизм закрепления власти одной политической группировки над другой. Демократическим государством, коим мы себя пытаемся именовать,  законодательные практики не должны  превращаться в универсальный повод для вмешательства  в сферы бытия, они должны выступать мощным и надежным инструментом,  используя который общество устанавливает и поддерживает в стране необходимый правовой порядок. Очевидно, так же и то, что создаваемые законы должны, прежде всего, удовлетворять потребности и интересы общества в целом и человека в частности, а не являться юридической регламентацией их деятельности.

Примечания

[1] http://www.consultant.ru/online/base/?req=doc;base=LAW;n=7595

[2] Президент особо подчеркнул, что речь идет «не о конституционной реформе, а именно о корректировке Конституции, о действительно важных, но все же уточняющих поправках, не затрагивающих политическую и правовую сущность существующих институтов», дающих скорее «необходимый дополнительный ресурс для их стабильного функционирования».

[3] Под конституционными “издержками”, автор подразумевает достаточно неоднозначные события и ситуация на заре строительства современных основ государственности в России.


Библиографический список
  1. Дегтярев А.А. Политическая власть как регулятивный механизм социального общения. Полис: политические исследования. 1996 г. № 3.
  2. Громыко Ю.Б. Легитимность и власть // Российское аналитическое обозрение. 1996, №2.
  3. Проблемы общей теории права и государства. Учебник для Вузов. Под общ. ред. академика РАН, доктора юрид. наук, проф. В.С. Нерсесянца. – М.: Издательство НОРМА, 2001.
  4. Лучин В. О. Конституция Российской Федерации. Проблемы реализации. — М., 2002.
  5. Чиркин В.Е. Государствоведение: Учебник. – М.: Юристъ, 1999.
  6. Алексеев А.С. К учению о юридической природе государства и государственной власти. М.1994.


Все статьи автора «ivan1989»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: