ЭМИССИЯ ЗОЛОТА В ВИЗАНТИЙСКОМ ХЕРСОНЕ: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ

Чореф Михаил Михайлович

Ключевые слова: Византия, история, Мангуп, медальон, мультипль, нумизматика, Перещепинский клад, подражания, Северное Причерноморье, солид, Таврика, хазары, Херсон

Choref Mihail Mihaylovich

Рубрика: 07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Чореф М.М. Эмиссия золота в византийском Херсоне: к постановке проблемы // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 4 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/08/1845 (дата обращения: 01.10.2017).

Уже не первое поколение нумизматов пытается дать ответ на вопрос о возможности эмиссии золота в византийском Херсоне. За годы исследования было выработано два подхода к разрешению этого вопроса. Если сторонники первого из них считают возможным выявить оригинально оформленные или снабженные специальными эмиссионными символами золотые херсонской чеканки, то приверженцы второго пытаются выделить общие штемпеля, использованные для чеканки солидов, находимых в Северном Причерноморье. Исследователи основываются на том факте, что большинство легковесных золотых, обнаруженных в этом регионе, было выбито сравнительно небольшим количеством чеканов. Считаем, что предположения о возможности эмиссии золота в Херсоне крайне интересны и заслуживают тщательной проверки. С целью привлечь внимание византинистов к этой проблеме, рассмотрим подходы к разрешению этой проблемы. Первым делом обратим внимание на работы сторонников первого подхода.

В 1978 г. австрийский нумизмат В. Хан предположил, что в Херсоне, кроме региональной бронзы, могли выпускать и золото общегосударственного образца. Исследователь отнес к выпускам этого города солиды, на реверсе которых просматриваются символы «Х» или «+», размещенные правее эмиссионного обозначения CONOB, оттиснутого в нижней части монетного поля1. В. Хан выявил такие обозначения на солидах Ираклия I (610–641) и его соправителей Ираклия II Константина и Ираклона (641) (Рис. 1,1), а так же Константа II (641–668) (Рис. 1,6,11,13). Этой же точки зрения придерживался ученый на момент составления своего фундаментального труда «Moneta Imperii Byzantini»2. Заметим, что исследователь основывается отнюдь не только на своей расшифровке буквосочетаний CONOBX и CONOB+. Согласно собранной им статистике, эти исключительно редкие монеты находят только в Крыму3.

Действительно, на реверсе солидов, изданных этим исследователем, хорошо видны символы «Х» и «+». Очевидно, что они не могли быть элементами надписи «VICTORIA AVςЧ», размещавшейся в то время на оборотных сторонах византийских золотых монет. Следовательно, у нас есть все основания согласиться с мнением ученого, отнесшего «Х» и «+» к эмиссионным знакам. Обратим внимание читателя и на то, что В. Хан, с целью обосновать свое предположение, попытался атрибутировать прочие буквы легенды реверса, незадействованные в «VICTORIA AVςЧ». На оборотных сторонах изданных им солидов правее «AVςЧ» хорошо видны символы «А» (Рис. 1,6) и «I» (Рис. 1,1). По мнению ученого, они являлись обозначениями даты по индикту4.

Как видим, внешне гипотеза В. Хана вполне логична. По крайней мере, он учел все буквенные обозначения. Однако верна ли их атрибуция? Попытаемся проверить умозаключения австрийского исследователя. Обратим внимание на солид Ираклия I с «I» в конце легенды реверса (Рис. 1,1). Напомним, что, по мнению ученого, он был выпущен в десятый год индикта. Сразу же заметим, что эта дата дважды приходилась на правление Ираклия I, т.е. на 621/2 и 636/7 гг. Однако «трехфигурные» монеты с коронованными изображениями василевса и его сыновей Ираклия II Константина и Ираклона выпускали в период с 638 по 641 гг.5. Очевидно, что их эмиссия не может быть датирована десятым годом индиктом. Чтобы наилучшим образом прояснить ситуацию, мы собрали небольшую подборку изображений «трехфигурных» солидов Ираклия I (Рис. 1,2–5). Самый ранний из них – с символом «A» после «VICTORIA AVςЧ» и с «I» в поле (Рис. 1,2), – был выпущен до дарования Ираклону титула августа, т.е. до 638 г.6 Остальные золотые (Рис. 1,1,3,4,5) были отчеканены в 638–641 гг., т.е. в тот период, когда оба соправителя Ираклия I получили равные права и одинаковые инсигнии7. По логике В. Хана, такие солиды выпускали в первый, четвертый, шестой и девятый годы индикта, т.е. в 612/3, 615/6, 617/8, 620/1, 627/8, 630/1, 632/3 и 635/6 гг. Однако очевидно, что их тогда не чеканили. Следовательно, гипотеза В. Хана о размещении на византийском золоте обозначений даты выпуска по индикту на нумизматическом материале времен Ираклия I не подтверждается.

Рассмотрим приведенные австрийским нумизматом изображения солидов Константа II (Рис. 1,6,16,18). Допустим, что «A», оттиснутая правее последнего символа «VICTORIA AVςЧ» на реверсе первого из этих золотых, все же могла быть обозначением даты выпуска по индикту. Правда, в этом случае усложняется атрибуция других солидов, изданных австрийским нумизматом (Рис. 1,16,18). Ведь, если В. Хан прав, то их датировка возможна только с учетом эволюции иконографии образа императора. По логике исследователя, эти монеты могли выпускать на протяжении большей части правления Константа II. Но в таком случае, как быть с приведенными нами изображениями солидов этого же императора с «A», «B», «Г», «Δ», «E», «Z», «H», «Θ» и «I» на реверсе, на лицевых сторонах которых изображен молодой василевс, в нижней части лица которого просматриваются усы и короткая бородка (Рис. 1,7–15)? Очевидно, что их не могли выпустить с 642 по 651 гг. – в первые десять лет правления Константа II, как следовало бы считать по логике В. Хана, т.к. только на самых ранних монетах его изображали безбородым8 (Рис. 1,6). Далее, если изданные В. Ханом солиды Константа II с эмиссионными символами «A» и «I» на реверсе (Рис. 1,6,18) все же можно датировать 642–6519 и 651–65410 гг. соответственно, то, как быть с приведенными нами изображениями золотых с метками «A», «B», «Г», «Δ», «E», «Z», «Θ» и «I» на оборотной стороне, на аверсе которых изображен бородатый и усатый молодой василевс (Рис. 1,7–15,17,19–20)? Очевидно, что эти эмиссионные символы не являлись обозначениями даты эмиссии ни по индикту, ни по году правления, т.к. монеты этой группы выпускали сравнительно недолго в 647–651 г.11. Вообще, хорошо прослеживаемые тенденции эволюции иконографии образа Константа II на изображениях солидов, приведенных нами на Рис. 1,6–20, никоим образом не соответствуют датам, полученным австрийским исследователем в результате анализа эмиссионных меток. Причем дело даже не в том, что на солидах Класса III, выпущенных в 651–654 гг., т.е. в 10–13 гг. индикта (Рис. 1,16–20), известны все те же эмиссионные символы «A», «B», «Г», «Δ», «E», «S», «Z», «Θ» и «I»12. Ведь можно предположить, что монетчики традиционно размещали привычное изображение правителя на штемпелях золотых монет. Куда интереснее ситуация с солидами, изображенными на Рис. 2,1–4. Хорошо видно, что на их аверсах оттиснуты изображения старшего августа и его соправителя – будущего Константина IV Погоната (668–685). На оборотных сторонах монет просматривается эмиссионный символ «+», а в конце надписи «VICTORIA AVςЧ» видны буквы: «E», «ς», «Z» и «H». По логике В. Хана, эти солиды могли быть выпущены в Херсоне в пятый, шестой, седьмой и восьмой годы индикта, т.е. в 646/7, 647/8, 648/9, 649/650, 661/2, 662/3, 663/4 или в 664/5 гг. Однако монетная эмиссия от имени Константа II и молодого Константина прошла в 654–659 гг.13 Как видим, если следовать логике В. Хана, то нам остается только предполагать, что или монетчики Херсона, разрабатывая новые штемпели аверса, игнорировали канонические изображения василевсов, при каждом новом воцарении рассылаемые по всей империи14, или же использовали одни и те же чеканы лицевой стороны в течение десятилетий. Очевидно, что эти выводы весьма спорны. Ведь мы знаем, что монетная регалия в Византии до кон. XI в. принадлежала только императорам, кроме всего прочего, информирующих с ее помощью население обо всех изменениях на властном Олимпе. Да и штемпели не могли использовать так долго. Кроме того, на солидах Константа II, правившего 27 лет, известен эмиссионный символ «L» (30)15. Очевидно, что он не мог обозначать ни дату по индикту, ни год правления. Следовательно, мы не можем согласиться с логикой В. Хана и принять его атрибуцию символов: «A», «B», «Г», «Δ», «E», «S», «Z», «H», «Θ» и «I», размещенных в поле или правее надписи «VICTORIA AVςЧ». Считаем, что все однобуквенные эмиссионные обозначения, заинтересовавшие австрийского исследователя, являлись метками официн.

Но вернемся к атрибуции символов «Х» и «+». Если наши рассуждения верны, то они не могли быть метками монетных мастерских. Ведь, как уже было установлено, в легендах реверса изучаемых золотых уже присутствуют стандартные обозначения официн. Напомним, что, по В. Хану, «Х» и «+» проставлялись только на солидах, выпущенных на денежном дворе Херсона. К сожалению, ученый не счел необходимым обосновать свою точку зрения каким-либо новым прочтением монетной легенды. Он основывался исключительно на статистике находок солидов с «Х» и «+» на реверсе. Однако у нас есть веские основания не принимать его довод на веру. Первым делом выскажем наши соображения по поводу редкости монет, заинтересовавших австрийского исследователя. Для этого обратимся к работам по монетному делу Византии. Судя по общеизвестным каталогам, символы «Х» и «+» на реверсе византийских золотых не столь уж и редки. Согласно самой распространенной гипотезе, предложенной Х.Л. Адельсоном, в VI–VII вв. метки «Х» и «+» служили обозначением номинала византийских золотых. По мнению ученого, их размещали на монетах в 23,5 силиквы16. Действительно, в этот период времени легковесные золотые разных достоинств выпускались в огромном количестве на большинстве монетных дворов империи. Обращались они на всей территории Византии и далеко за ее пределами. Однако выявить золотые в 23,5 силиквы нам все же представляется проблематичным. Дело в том, что обозначения «C» и «+», как правило17, известны только на полновесных солидах. Так, по данным Ф. Грирсона, номизмы константинопольского чекана с обозначениями CONOB+ (и, вероятно, CONOBX) при Ираклии I и Константе II весили в среднем 4,44 г18, что вполне соответствует монетной стопе полноценного византийского золота VI–VII вв.19. Символы «Х» и «+» наверняка имели какое-то иное значение. Для определения его попытаемся выделить подобные «странные» символы на одновременных им монетах. К счастью, искать их нет нужды. Как известно, при Ираклии II Константине, Ираклоне и Константе II на полновесных константинопольских солидах появились дифференты «C», «I», «K» и «S»20. Очевидно, что они не могли служить обозначениями номинала. В тоже время на этих монетах присутствуют стандартные обозначения официн. Следовательно, символы «+», «С», «I», «Λ»21, «K», «S» и «X» имели какое-то иное значение. Предполагаем, что их использовали для маркирования солидов каких-то целевых эмиссий. В любом случае, они были метками монетного двора. Нам определенно известно только то, что к началу VIII в. эти обозначения22 вытеснили метки официн. Контрольные символы «E», «Θ» и «Х» проставляли на византийских золотых в VIII–X вв.

Однако вернемся к анализу гипотез В. Хана. Как мы уже установили, у нас есть все основания сомневаться в обоснованности его предположения о возможности датировать ранневизантийские солиды по буквенным обозначениям, размещенным в конце легенды реверса. Остается только проверить его предположение о самой возможности золотого чекана в Херсоне при Ираклии I и его ближайших преемниках. Для этого попытаемся расширить круг исследуемого материала. Дело в том, что символы «Х» и «+» встречаются на реверсах множества разновидностей византийских золотых. На Рис. 2 мы приводим солиды Константа II и Константина IV Погоната, по непонятным для нас причинам не заинтересовавших уважаемого исследователя.

Нам удалось выявить шесть разновидностей подобных монет в работах нумизматов XIX–XX вв. Первые четыре из них были выпущены при Константе II: с фигурами старшего августа и его Константина на аверсе и с Иерусалимским крестом на реверсе (Рис. 2,1–4), с портретом автократора на лицевой и его сыновей Константина (в центре), Ираклия (справа) и Тиверия (слева) на оборотной стороне (Рис. 2,5)23, а так же с изображениями Константа II с основным наследником на аверсе и Ираклия и Тиверия, разделенных длинным крестом на шаре (Рис. 2,6–9) или крестом на Голгофе на реверсе (Рис. 2,10)24. Выпуск золотых с обозначениями «Х» и «+» был продолжен и при Константине IV Погонате. Так, Ж.П. Сабатье и А. Коэн издали солид25 (Рис. 2,11), выпущенный в первый год правления этого императора26. Примечательно, что на его реверсе были размещены все те же изображения младших сыновей Константа II: Ираклия и Тиверия. Обозначения «Х» и «+» встречаются и на позднейших монетах Константина IV Погоната. На Рис. 2,12,13 приведены изображения солидов этого правителя, по мнению Ф. Грирсона, выпущенных в 674–681 гг.27 На их реверсе в окончании легенды «VICTORIA AVςЧ» хорошо видны эмиссионные символы «+». Заметим, что по логике австрийского нумизмата, эти золотые следует отнести к чекану Херсона. Однако, с нашей точки зрения, этого делать не стоит. Дело в том, что, как уже было установлено, облегченные солиды с такими обозначениями чеканили десять официн. Но такое количество монетных мастерских при Ираклии I, Константе II и Константине IV Погонате было только в крупнейшем эмиссионном центре империи – в Константинопольском монетном дворе28. Очевидно, что если Херсон и выпускал золото при этих императорах, то явно не в столичных масштабах. Считаем, что выявленное обстоятельство заставляет нас усомниться в верности атрибуции символов «Х» и «+», предложенной В. Ханом.

Подытожим результаты нашей проверки гипотез австрийского исследователя. Как видим, мы несколько расширили круг учтенных им критериев. В частности, была проанализирована статистика находок золотых с «Х» и «+», учтены их весовые характеристики, было высказано предположение об обстоятельствах, приведших к началу эмиссии монет с control letters. Тщательно проверив гипотезы В. Хана, мы пришли к выводу об их недоказуемости. У нас есть все основания согласиться с практически общепринятой точкой зрения, согласно которой изданные австрийским исследователем солиды были выпущены на монетном дворе Константинополя.

Однако мы все же считаем свои долгом продолжить исследование, начатое В. Ханом. Проблема в том, что эмиссионные символы «Х» и «+» встречаются не только на ординарном золоте VI–VII вв. эмиссии Константинополя. На Рис. 3 мы приводим изображения солидов (Рис. 3,1–3) и тремиса (Рис. 3,5) Константа II и Константина IV итальянской чеканки. На реверсе этих монет заметны эмиссионные метки, основу которых составляет хорошо узнаваемый символ «+». Предполагаем, что легенды этих золотых не содержат стандартные для раннесредневековой Византии обозначения номиналов. Ведь, в противном случае, их уж очень сильно видоизменили. Как видим, на реверсе золотых были оттиснуты сложные символы (Рис. 3,1–2,3), которые, как нам кажется, могли служить метками монетных мастерских. Мы можем отнести к солидам с «Х» или «+» на реверсе только золотой сицилийского чекана, изображенный на Рис. 3,429. На его оборотной стороне в конце легенды отчетливо виден крест. На Рис. 3,5 приведено изображение солида Константина IV Погоната, отчеканенного в неустановленном эмиссионном центре30. На его реверсе просматривается знак, который, как и в случаях с римскими солидами Константа II (Рис. 3,1–3), нельзя считать обозначением номинала. Обратим внимание на тремис, изображенный на Рис. 3,6. На его реверсе заметен символ «+». Однако византийского золота в регионе все же не хватало. На Рис. 3,7–9 приведены разновременные имитации византийских солидов. Первый из них (Рис. 3,7) был найден на Балканах и хранится в Белградском музее31. На его стороне оттиснуты хорошо узнаваемые изображения Ираклия I и Ираклия II Константина. На реверсе монеты виден неумело переданный Крест на Голгофе. Куда интереснее легенды. Они представляют собой набор черточек. Различимы только буквы «V», «X» и «Y» на аверсе и «D», «L», «N», «O», «V» и «X» на реверсе. Заметим, что комбинации из этих символов на настоящих золотых не встречаются. Считаем, что подражание из Белградского музея могло быть выпущено при Ираклии I или его ближайших преемниках. Причем, обратим внимание на то, что правее и левее Креста на Голгофе отчетливо различимы символы «+». Мы не склонны объяснять их появление какой-либо случайностью. Вернее всего, эти символы воспринимали как обязательный элемент оформления крупной золотой монеты. С другой стороны, очевидно, что рассматриваемая нами имитация представляет собой подражание разновременным византийским золотым монетам. Дело в том, что эмиссионные символы «Х» и «+» на солидах Ираклия I Класса II не встречаются32. Очевидно, что выпустили это подражание не раньше появления в обращении солидов с эмиссионными символами «Х» и «+», т.е. после 638 г.

Не менее интересны имитации солидов из Италии, изданные У. Россом33 и Е. Арсланом34. Первая из них (Рис. 3,8) является довольно профессионально выполненным подражанием золотому Константина IV Погоната35. Изображения, оттиснутые на ее аверсе и реверсе, выполнены на высоком художественном уровне. Правда, монетные легенды изобилуют ошибками. Особо много их на аверсе. Однако легенда реверса все же читаема. Определенно различимо слово «VICTORIA». Также очевидно, что часть надписи, обрамляющей слева и справа Крест на Голгофе, заканчивается «+». Это, как и в предыдущем случае, дает нам основания считать, что копировали ординарный солид серии «+» Константина IV Погоната.

Заметим, что традиция размещать в легенде реверса солидов кресты и буквы «C» разных начертаний сохранялась и при последних лангобардских правителях Италии. На Рис. 3,9 приведено изображение солида герцога Беневетского Гримоальда III (788–792). В легенде реверса монете, оформленной в соответствии с местными традициями, отчетливо просматривается лигатура «Rx», которую со времен У. Росса принято расшифровывать как «Rex» – «царь»36. Очевидно, что значение символа «+» изменилось. Он уже не служил ни обозначением номинала, ни маркой специальной серии. Очевидно, что и в Константинополе, и в находящейся под его влиянием Италии сменилась система эмиссионных обозначений. Уже в конце VII в. с реверса золотых монет исчезло привычное буквосочетание CONOB. Вероятно, предполагалась, что вся эмиссия золота будет проходить только в Константинополе. Однако солиды провинциального чекана продолжали поступать в обращение. И столичные монетчики создали новую систему эмиссионных обозначений. Перейдем к Рис. 4. На нем приведены изображения византийских золотых VIII–IX вв. Обратим внимание на константинопольский солид Ирины (797–802)37 (Рис. 4,1). На его реверсе хорошо заметен символ «C», очевидно, не являющийся элементом надписи EIRINH BASILISSH (Εἰρήνη βασίλισση) – «Ирины царицы».

Судя по нумизматическому материалу, эмиссия солидов с контрольным символом «Х» продолжалась с перерывами до конца X в. Она прослеживается при Никифоре I (802–811) и Ставракии (811)38 (Рис. 4,2,3), Михаиле I Рангаве (811–813) и Феофилакте39 (Рис. 4,4), Льве V Армянине (813–820) и Константине40 (Рис. 4,5), Михаиле II Аморейском (820–829) и Феофиле (829–841)41 (Рис. 4,6), Феофиле и его соправителях: Михаиле III (841–867) и Константине42 (Рис. 4,7). Во времена самостоятельного правления Михаила III контрольный символ «Х» на золотых не проставляется. Нет его и на номизмах Василия I Македонянина (867–882), Льва VI Мудрого (882–912) и Александра (912–913. Он появился на реверсе солидов при Константине VII Багрянородном (913–959)43. Эмиссионные буквенные обозначения оттискивали на истаменонах еще в начале правления Никифора II Фоки (963–969)44. Однако на его тетартеронах контрольные символы отсутствуют45. Эта тенденция сохранилась и при последних представителях Македонской династии и их соправителях. На золоте столичного чекана, как правило, не оттискивали буквенные control letters. Зато легенды аверса и реверса истаменонов и тетартеронов стали обрамлять крестами. Обратим внимание на золотые указанных номиналов, чеканенные при Василии II Болгаробойце (963–1025) и Константине VIII (1025–1028) (Рис. 4,9,10). Культовые символы хорошо заметны на их лицевой и оборотной сторонах. При дочерях Константина VIII и их соправителях на византийских золотых также не размещали эмиссионных символов. Правда, на тетартеронах иногда выбивали кресты в начале легенд аверса или реверса, но эти культовые символы не могли быть эмиссионными знаками.

Византийские монетчики относились к control letters с большим вниманием. На Рис. 5. приведены изображения солидов, выбитых подрезанными штемпелями реверса. Хорошо заметны следы этой переделки на номизме Никифора I и Ставракия (Рис. 5,1,2). Как видим, на этом штампе control letters «Е» был заменен на «Х». По тому же принципу был модифицирован чекан реверса номизмы Михаила II (820–829) и Феофила (829–842) (Рис. 5,3,4). При небольшом увеличении заметно, что последним символом легенды оборотной стороны этой монеты был «Е». Несмотря на тщательную подрезку, он неплохо просматривается под отчетливым «Х».

Не менее интересная судьба сложилась у небольшой, но весьма интересной публикации известного севастопольского собирателя Н.Н. Грандмезона. В ней шла речь о найденных на территории Херсонесского городища редких или даже уникальных бронзах и о «золотом монетовидном кружке», являвшимся, по мнению исследователя, монетой херсонского чекана46. Издатель определил на его аверсе примитивное изображение императора, а на реверсе – креста на Голгофе, выше которого, по его словам, просматривался предмет, похожий на копье47. Н.Н. Грандмезон датировал свою находку правлением Константина VII Багрянородного48. По мнению исследователя, сама примитивность оформления этого «кружка» указывает на его местное, херсонское происхождение. Однако, с нашей точки зрения, выводы Н.Н. Грандмезона покоятся на весьма зыбкой почве. Попытаемся доказать нашу правоту, и, одновременно, проверить результаты исследования уважаемого коллекционера. Начнем с анализа самых значимых элементов оформления, т.е. с монетных легенд. Заметно, что надпись просматривается только на реверсе «золотого монетовидного кружка». Правда, она не читается. Как верно подметил Н.Н. Грандмезон, легенда реверса состоит «из прямых и наклонных черточек». Отметим, что подобного рода тексты на византийских монетах не встречаются. Далее, судя по основным элементам оформления, «золотой монетовидный кружок» должен быть солидом. Ведь на его реверсе был оттиснут крест на Голгофе. Правда, настораживает сообщение автора о «предмете, похожем на копье», помещенном на оборотной стороне монеты над культовым символом. Дело в том, что изображения этого вида оружия на византийских монетах со времен Тиверия III Апсимара (698–705) не встречаются. Кроме того, находка Н.Н. Грандмезона не содержала и четверти веса металла, шедшего на номизму. Да и диаметр у «золотого монетовидного кружка» был в 1,5 раза меньше, чем у солида. Однако все эти обстоятельства не смутили нумизмата. Он счел возможным отнести «золотой монетовидный кружок» к херсонской эмиссии Константина VII (913–959), т.к. «в другие периоды на монетах не было изображений императоров такого типа, за исключением монет, где на аверсе изображен император Лев VI»49. Против этого трудно что-либо возразить. Считаем, что Н.Н. Грандмезон приобрел какое-то неизвестное подражание византийскому золоту, которое по приведенному собирателем описанию определить практически невозможно. Можно только предполагать, что эта находка, судя по весу, могла быть четвертью номизмы – номиналом, широко используемым населением варварской Таврики50. Но, вернее всего, Н.Н. Грандмезон издал одну из множества современных фальшивок, волей судьбы оказавшихся в его собрании. Мы также уверены, что следует тщательно проверить выводы этого нумизмата, сделанные им как в ходе изучения «золотого монетовидного кружка», так, впрочем, и большинства других уникальных монет, известных только по его публикациям.

Итак, если наши рассуждения верны, то гипотезы В. Хана и Н.Н. Грандмезона, о возможности эмиссии в Херсоне в VII и в X вв. византийского золота, снабженного эмиссионными метками, следует признать ошибочными. Возможно, что в нем все же выпускали золотую монету, но, очевидно, что у нас нет никаких оснований ни согласиться с атрибуцией символов «Х» и «+», предложенной австрийским исследователем, ни принять гипотезу севастопольского коллекционера о том, что его «золотой монетовидный кружок» был выбит в Херсоне, т.к. на его реверсе был размещен «крест на трех ступеньках, как обычно на херсоно-византийских монетах»51. Однако напомним, что современная методология изучения монетного дела Византии позволяет выделять региональные эмиссии. При этом основное внимание уделяется штемпельному анализу. Исследователи ставят перед собой цель выявить группу штемпелей, используемых только в одном регионе. Как известно, в Северном Причерноморье встречаются единичные находки и клады золотых византийских монет и подражаний им.

Обратим внимание на наиболее изученные собрания: Перещепинское и Чамну-Бурунское. Они сформировались в разных регионах, при разных обстоятельствах и кардинально разнятся по составу. В первый клад выпали подлинные монеты византийского чекана: медальоны и солиды, часть которых стала элементами украшений. Во второй – некачественные местные подражания ромейским золотым, выполненные из меди и бронзы. Однако уже первые исследователи этих собраний обратили внимание на тот факт, что подавляющее большинство легковесных52 золотых и имитаций из этих сокровищ было выбито небольшим количеством взаимосвязанных штемпелей. Так, монеты Ираклия I из Перещепинского клада несут на себе оттиски одиннадцати чеканов лицевой и четырнадцати оборотной стороны53. Солиды Константа II были выбиты семью54 штемпелями аверса и пятью реверса55. А подражания солидам Льва III (717–741) из Чамну-Бурунского клада (Рис. 7,1–7) были отчеканены всего одной парой сопряженных штампов56 (Рис. 7,9).

Стоит обратить внимание на медальоны из Перещепино (Рис. 6,1,2). Исследователи, занимавшиеся их атрибуцией, обращали внимание на то обстоятельство, что эти мультипли (вес 11,18 и 11,12 г.) были выбиты некачественными штемпелями реверса ординарных солидов, оставивших на них следы «двойного удара». Это обстоятельство смутило многих нумизматов. Рассуждали даже о возможности отливки этих медальонов в небрежно выполненной форме, дважды оттиснутой одним и тем же штампом. Заметим, что у нас есть веские основания вслед за И.В. Соколовой отвергать саму возможность использования подобной технологии. Дело в том, что гурт медальонов испещрен трещинками. Кроме того, легенды оборотной стороны медальонов отличаются друг от друга наличием буквы «S» в конце легенды одного из них (Рис. 6,1,2), судя по расположению, предназначенной для обозначения официны.

Далее, крайне интересно то, что медальоны из Перещепинского клада оформлены в оригинальном стиле, не свойственном византийской традиции. Как известно, мультипли представляли собой высокохудожественные изделия, оформленные в совершенно ином ключе, чем ходячие монеты. Обратим внимание на золотой медальон (вес 90,52 г., диаметр 8,9 см), выпущенный в память бракосочетания Харито – дочери Тиверия II Константина (Рис. 6,4). Он представляет собой массивный диск, закрепленный в ажурную рамку, к которой припаяны петельки. На его аверсе изображены аллегории Благовещания и Рождества Христова, а на реверсе – сцена Вознесения. Легенды лицевой и оборотной сторон содержат пожелания долгих лет жизни и счастья новобрачным. Столь же изящно оформлен мультипль в шесть солидов Маврикия Тиверия (Рис. 6,8). На его аверсе изображен император в консульском одеянии. В правой руке он держит скипетр, увенчанный фигурой орла, а в левой – свиток. На оборотной стороне император в том же одеянии восседает на триумфальной квадриге. Его нимбированную голову венчает корона. Очевидно, что мультипль прославлял успехи Маврикия Тиверия. Заметим, что и у Ираклия I было достаточно оснований выпускать медальоны. Обратим внимание на мультипль, выбитый в честь возвращения императором Древа Креста Спасителя из персидского плена. Не менее тщательно оформляли и сравнительно легковесные медальоны. На Рис. 6,6,7 приведены изображения мультиплей Константина I Великого (307–336) в 1½ (вес 6, 59 г.) и Феодосия I Великого (379–395) в 1¼ солида (вес 5,2 г.). Очевидно, что они были выбиты штемпелями, не используемыми для чеканки ходячей монеты.

Теперь вернемся к мультиплям Ираклия I Великого, найденным в Поднепровье. Как помним, они были выбиты штемпелями солидов. Причем их оттиски покрыли только часть кружков. От остальной части монетного поля она была отделена высоким, небрежно прорезанным валиком, который, судя экземплярам, изображенным на Рис. 6,1,2, был увенчан рельефными крупными точками. Просматривается рамка и по гурту медальона. Заметим, что подобным образом украшали тяжеловесные золотые мультипли. Правда, на них валик размещали по краю поля, причем таким образом, чтобы отделить собственно медальон от ажурного обрамления (Рис. 6,4). Однако мультипли из Поднепровья весят значительно меньше, и, по логике вещей, не должны были быть украшены подобным образом.

Как видим, мы обнаружили противоречие, незамеченное нашими предшественниками. Попытаемся его разрешить. Очевидно, что относительно легковесные медальоны из Малого Перещепино представляли собой подражания тяжеловесным столичным мультиплям. Но почему они были выполнены столь своеобразно? Судя по тому, что валик реверса, хорошо сохранившийся на медальонах, изображенных на Рис. 6,1,2, был поврежден при наложении штемпеля солида, мы можем предположить, что формовка изделия проходила в два этапа. Первоначально на аверсе и реверсе оттискивали рамку. Потом заготовку зажимали в сопряженные штемпели. Понятно, что при этом у мастера возникали сложности. Как правило, ему приходилось плющить валики лицевой и оборотной сторон57. Иногда (Рис. 6,1,2) он был вынужден дважды ударять штампом по заготовке. В результате этого на реверсе возникали следы «двойного удара». Зато аверс удавалось оттиснуть с одного удара, так как валик на нем не был столь рельефен.

Считаем, что подобная техника не могла использоваться на столичном монетном дворе. Как видно, на мультиплях VI–VII вв. столичного производства (Рис. 6,4,8) монетарии умели аккуратно оформить поле медальона. Напомним, что формовали его с помощью весьма небрежно и неумело вырезанных штампов для оттискивания валиков и стандартных штемпелей солидов. А так как мультипли рассматриваемого типа встречаются только в Поднепровье, то у нас есть основания для локализации региона их изготовления.

Следовательно, у нас есть все основания считать, что в Северном Причерноморье существовали эмиссионные центры, способные при необходимости выпускать небольшие серии византийского золота. Учитывая то обстоятельство, что в регионе к середине VIII в. ромейские πόλεις (греч. полисы, города) и φρούρια (греч. укрепления, крепости) сохранились только в Таврике, то нам остается только предполагать о возможности в этом регионе золотой эмиссии58. В тоже время сам факт использования при их изготовлении штемпелей, практически аналогичных чеканам столичного производства и отсутствии на исследуемых монетах каких-либо эмиссионных знаков не дает нам оснований отнести их производство к какому-либо центру. Предполагаем, что легковесные монеты и медальоны из Перещепино могли быть выпущены как на стационарном монетном дворе, так и в перемещающейся по региону мастерской, работающей на привозном оборудовании. С нашей точки зрения, второе предположение – вероятнее.

Итак, проведя небольшое нумизматическое исследование, мы попытались сформулировать нашу точку зрения о возможности эмиссии солидов в византийском Херсоне. Действительно, в VII–VIII вв. в Северном Причерноморье чеканили золотую монету, как правило, предназначавшуюся для расчетов с варварами. Вероятно, часть их поступала в обращение хазарского Восточного Крыма59. В регионе выпускали и подражания византийскому золоту60. При этом было использовано несколько качественных штемпелей столичного производства, на которых отсутствуют эмиссионные метки монетных дворов. Последнее обстоятельство не дает нам право отнести их продукцию к чекану какого-либо из византийских городов региона.

Впрочем, у нас есть веские основания считать, что, по крайней мере, часть солидов чеканилась в походных условиях. Как уже было сказано выше, имитации из Чамну-Буруна были выбиты столичными штемпелями. На вопрос, каким образом они могли попасть к фальшивомонетчикам, если ни один из городов региона при Исаврах не был захвачен варварами, можно ответить, что чеканы могли находиться в действующей армии, потерпевшей поражение в одном из многочисленных сражений, произошедших в Закавказье и в Малой Азии во второй половине VIII в.

Примечания

 

1 Hahn W. The Numismatic History of Cherson in Early Byzantine Times – A Survey // NC, 1978. November. Vol. 86. № 11. P. 521. Fig. 27–30.

2 Hahn W. MIB. Von Heraclius bis Leo III / Allienregierung (610–620). Wien, 1981. Band. III. S. 89, 126.

3 Hahn W. The Numismatic History of Cherson… P. 521.

4 Ibid. P. 521.

5 Grierson P. Byzantine Coins. London, 1982. P. 87, 94; Bellinger A.R. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1996. Vol. I.– Anastasius I to Maurice, 491-602. P. 227, Cl. IVb. Pl. IX,38a–45b.1.

6 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. I.– Phocas and Heraclius, 602-641 P. 257–259. Cl. IV A(a)–IV Ae. № 35a–37c. Pl. IX.

7 Ibid. P. 259–263, Cl. IV B(f)–IV B(n). № 38a–45b.2. Pl. IX.

8 По мнению Ф. Грирсона, портрет бородатого и усатого Константа II появился на золоте только в 647 г. См.: (Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. II. – Heraclius Constantine to Theodosius III, 641-717. P. 423. Cl. II. № 11a–18b. Pl. XXIV,13c–16a).

9 Ibid. P. 421–422, 423. Cl. I, II. № 1a–9, 11a–18b. Pl. XXIV,1c–8,13c–16a.

10 Ibid. P. 424–425. Cl. III. № 19a.1–21c. Pl. XXIV,19a.2–21c.

11 Ibid. P. 423. Cl. II. № 11a–18b. Pl. XXIV, 13c–16a.

12 Толстой И.И. Византийские монеты. СПб., 1914. Вып. VII. – Монеты Константа II и Константина Погоната. Tab. 53,58; 103, p. 425.

13 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. II. – Heraclius Constantine to Theodosius III, 641-717. P. 427–429. Cl. IV. № 25a–27f. Pl. XXIV.

14 Грегоровиус Ф. История города Рима в средние века (от V до XVI столетия). М., 2008. T. 2, C. 202–203.

15 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. II. – Heraclius Constantine to Theodosius III, 641-717. P. 421, Cl. I (d), № 4a.

16 Adelson H.L. Light Weight Solidi And Byzantine Trade During the Sixth and Seventh Centuries // Numismatic Notes and Monographs. New York, 1957. № 138. P. 66.

17 Исключением является солид Константа II, изображенный на Рис. 1,19. На его реверсе различимы не только CONOB+, но и восьмиконечная звезда ( ), по мнению Ф. Грирсона, оттискиваемая на монетах в 23 силиквы (См.: Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. II. – Heraclius Constantine to Theodosius III, 641-717. P. 426. № 22a–24d). Однако Х.Л. Адельсон считал, что обозначения CONOB+ и  выбивали на золотых в 23¾ солида (См.: Adelson H.L. Op. cit. P. 66). Приведенная нами в качестве иллюстрации монета была издана Ф. Грирсоном (См.: Grierson P. Byzantine Coins. Pl. 18,319; 103, Pl. XXIV,23b).

18 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. I.– Phocas and Heraclius, 602-641. P. 256, 259–260, № 28a, 37a–37c, 392a–392b; 102, p. 421–425, 428, 430, 432–435, № 4b, 9, 14a–14c, 17a–17c, 19k, 21a–21c, 27a–27e, 29a–29g, 32a–32e, 35, 37, 41a–41d, 43a–43d.

19 Grierson P. Byzantine Coins. P. 93.

20 Ibid. P. 388, 421–422.

21 Встречается на константинопольских солидах Ираклия I 638–641 гг. (См.: Sear D.R., Bendall S., O’Hara M.D. Byzantine coins and their values. London, 1987. P. 166. № 768).

22 Ф. Грирсон именует их control letters или control marks (См.: Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1973. Vol. III. P. I. – Leo III to Michael III, 717-867. P. 77–78, 328.

23 Wroth W. Catalogue of the Coins of the Vandals, Ostrogoths and Lombards and the empires of Thessalonica, Nicaea and Trebizond in the British Museum. London. 1911. Pl. XXXI,1.

24 Толстой И.И. Указ. соч. Tab. 56,286,318,322; 100, Pl. 16,285.

25 Sabatier J., Cohen M.H. Description générale des monnaies Byzantines frapeés sous les empéreurs l’Orient depuis Arcadius jusqu’á la prise de Constantinople, par Mahomet II. Paris, 1862. T. I. P. 12–13. Pl. XXXV,13.

26 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. II. – Heraclius Constantine to Theodosius III, 641-717 P. 525–526. Cl. I. № 1a–3.

27 Ibid. P. 527–528. Cl. III. № 8a–10h. Pl. XXXII.

28 Sear D.R., Bendall S., O’Hara M.D. Op. cit. P. 162–168, 201–206, 231–233.

29 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. II. – Heraclius Constantine to Theodosius III, 641-717 P. 488. № 157–158a.2. Pl. XXX,158a.2.

30 Ibid. p. 560. Pl. XXXVI,70a.

31 Радић В., Иванишевић В. Византиjски новац из Народног музеjа у Београду. Београд, 2006. C. 144. № 520. Таб. 32,520.

32 Ibid. P. 247–254. № 8а–25. Pl. VIII,8g–23e.

33 Wroth W. Catalogue of the Coins of the Vandals. Pl. XXV,8; XXIII,1–5.

34 Arslan E.A. La monetazione di Gotti e Langobardi in Italia // Lo Scudo d’Oro. Roma–Bruxelles, 1996. № 180.

35 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1968. Vol. II. P. II. – Heraclius Constantine to Theodosius III, 641-71. Cl. III.

36 Wroth W. Catalogue of the Coins of the Vandals. P. 333.

37 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1973. Vol. III. P. I. – Leo III to Michael III, 717-867. P. 349, № 1c.

38 Ibid. P. 353, 355–356, № 1b, 2b1–2c1.

39 Ibid. P. 364, 366, № 1a.1.

40 Ibid. P. 372, 375–376, № 1, 2b.1–2b.3, 3a.1–3b.2.

41 Ibid. P. 394–395, Cl. II, № 2b, 3b, 5b.

42 Ibid. P. 425–426, № 1c.1, 1c.2, 3b.2–3c.3.

43 Wroth W. Catalogue of the Imperial Byzantine Coins in the British Museum. London, 1908. Vol. II P. 465, № 65. Pl. LIII,13.

44 Ibid. P. 471. Type I.

45 Grierson P. Catalogue of the Byzantine Coins in the Dumbarton Oaks Collection and the Whittemore Collection / Ed. A.R. Bellinger and P. Grierson. Washington, 1973. Vol. III. P. II. – Basil I to Nicephorus III, 867-1081. P. 584–585.

46 Грандмезон Н.Н. Заметки о херсоно-византийских монетах // ВВ. М., 1986. Т. 46. C. 209–210.

47 Там же. С. 209. Табл,1.

48 Там же. С. 210.

49 Там же. С. 210.

50 Гурулева В.В. Золотые монеты Константина V (741–775), найденные в Судаке // Сугдейский сборник. Киев–Судак, 2004. Вып. I. С. 441.

51 Грандмезон Н.Н. Заметки о херсоно-византийских монетах. С. 209.

52 Речь идет о монетах в 20 силикв (метки BOХХ, OBХХ и BOХХ+). Выделить общие штемпели полновесных солидов Ираклидов и Исавров не представилось возможным. Нам представляется крайне интересным то, что золотые с BOXX+ на реверсе, по данным Х.Л. Адельсона, встречаются только на территории бывшего СССР, по логике автора – в Поднепровье (См.: Adelson H.L. Op. cit. P. 63).

53 Соколова И.В. Монеты Перещепинского клада // ВВ, М., 1993. Т. 54. C. 147; Соколова И.В. Монеты Перещепинского клада. – в кн. Залесская В.Н., Львова З.А, Маршак Б.И, Соколова И.В, Фонякова Н.А. Сокровища хана Кубрата. Перещепинский клад. СПб, 1997. C. 19, 29.

54 Предположительно, т.к. на лицевые стороны монет напаяны гнезда.

55 Соколова И.В. Монеты Перещепинского клада // ВВ, М., 1993. Т. 54. C. 148; Соколова И.В. Монеты Перещепинского клада. – в кн. Залесская В.Н., Львова З.А, Маршак Б.И, Соколова И.В, Фонякова Н.А. Сокровища хана Кубрата. Перещепинский клад. СПб, 1997. C. 20, 29.

56 Правда, А.Г. Герцен и В.А. Сидоренко считают, что было задействовано две пары чеканов. Первой из них было выбито семь подражаний на медных и бронзовых кружках, а вторая будто бы оставила свой оттиск на херсоно-византийской литой монете с «B» на аверсе и с крестом и круговой надписью на реверсе (См.: Герцен А.Г., Сидоренко В.А. Чамнубурунский клад монет-имитаций. К датировке западного участка оборонительных сооружений Мангупа // АДСВ: Вопросы социального и политического развития. Свердловск, 1988. Вып. 24. С. 127–128, 129. Рис. 6). Однако проблема в том, что на последней вовсе незаметны следы надчеканивания. Считаем, что эта монета была отлита в переделанной форме.

57 На Рис. 6,1,2 неплохо просматриваются следы деформирования валиков аверсов и реверсов. Заметно, что поверх рамки лицевой стороны наложен текст, а часть обрамления оборотной расплющена.

58 Собственно, это предположение было выдвинуто и обосновано еще Н.П. Байером. Ученый считал, что солиды, поступившие в Поднепровье при Ираклии I и его наследниках, могли быть отчеканены в одном из центров Северного Причерноморья (См.: Bauer N. Zur byzantinischen Münzkunde des VII. Jahrhunderte // Frankfurter Münzzeitung. 1931. № 15. Marz. S. 228). Ему вторил Л.А. Мацулевич, предположивший: «существование такого центра (прим. М.Ч. – эмиссионного), каковым мог быть и Херсонес, свидетельствовало бы о больших связях причерноморского степного района с византийским югом» (См.: Мацулевич Л.А. Византийский антик в Прикамье // МИА. № 1. – Археологические памятники Урала и Прикамья. С. 144). А это, судя по всем известным источникам, и наблюдалось в VII–VIII вв.

59 Гурулева В.В. Золотые монеты Константина V. С. 430–441; Майко В.В. Нумизматические данные о хронологических рамках салтово-маяцкой культуры Крыма // Тринадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Москва 11–15 апреля 2005 г. Тезисы докладов и сообщений. М., 2005. С. 42–43

60 Герцен А.Г., Сидоренко В.А. Чамнубурунский клад монет-имитаций. С. 120–135; Гурулева В.В. Особенности и разновидности подражаний монетам византийских императоров первой половины VIII в. из Крыма и Хазарии // Тринадцатая Всероссийская нумизматическая конференция. Москва 11–15 апреля 2005 г. Тезисы докладов и сообщений. М., 2005. С. 44–46.

 

Список сокращений

 

ВВ –          Византийский временник

МИА –          Материалы и исследования по археологии СССР

MIB –          Moneta Imperii Byzantini

NC –          Numismatic Circular

Рис. 1. Солиды чекана Херсона (по В. Хану) (1,6,16,18) и однотипные им монеты с эмиссионными обозначениями «Х» и «+» на реверсе (2–5,7–15, 17, 19–20).

Рис. 2. Неучтенные В. Ханом солиды константинопольской чеканки с эмиссионными метками «Х» и «+» 1–6 – Константа II, 7–9 – Константина IV Погоната.

Рис. 3. Византийские золотые италийской чеканки (1–6), варварские подражания солидам (7–8), монета лангобардов (9). На реверсе виден символ «+».

Рис. 4. Византийские золотые IX–XI вв. с control letter «Х» (1–11), а также «золотой монетовидный кружок» Н.Н. Грандмезона (12).

Рис. 5. Солиды VI–IX вв., выбитые штемпелями реверса с подрезанными метками официн.

Рис. 6. К анализу медальонов из Северного Причерноморья 1–2 – мультипли из Перещепинского клада (по В.В. Кропоткину); 3 – реконструкция медальона из Северного Причерноморья; 4–5 – тяжеловесные мультипли константинопольской чеканки: 4 – Тиверия II Константина, 5 – Ираклия I, 8 – Маврикия Тиверия; 6–7 – легковесные медальоны: 6 – Константина I Великого, чекан Антиохии; 7 – Феодосия I, чекан Трира.

Рис. 7. Чамну-Бурунский клад и реконструкция штемпеля, использованного для производства подражаний (по А.Г. Герцену и В.А. Сидоренко) 1–7 – имитации солидов; 8 – херсоно-византийская монета; 9 – реконструкция штемпеля, использованного фальшивомонетчиками.



Все статьи автора «Чореф Михаил Михайлович»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: