УДК 159.9

МЕНТАЛЬНЫЕ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ СЧАСТЬЯ СТУДЕНТОВ-ПСИХОЛОГОВ

Свередюк Е.В.
Белорусский государственный педагогический университет

Аннотация
В статье анализируется феномен счастья и его ментальные репрезентации у студентов-психологов, полученные проективными методами. Представлены результаты интеркорреляционного, факторного и кластерного анализов, подтверждающие данные контент-анализа и демонстрирующие подобие ментальных репрезентаций счастья и смысла жизни студентов-психологов.

Ключевые слова: Ментальные репрезентации, смысл жизни, студенты-психологи, счастье


MENTAL REPRESENTATIONS OF HAPPINESS PSYCHOLOGY STUDENTS

Sveredyuk E.V.
Belarusian State Pedagogical University

Abstract
The paper analyzes the phenomenon of happiness and mental representations in psychology students received projective techniques. The results interkorrelyatsionnogo, factor and cluster analyzes, supporting data content analysis and demonstrate similarity of mental representations of happiness and meaning in life psychology students.

Рубрика: 19.00.00 ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ НАУКИ

Библиографическая ссылка на статью:
Свередюк Е.В. Ментальные репрезентации счастья студентов-психологов // Современные научные исследования и инновации. 2011. № 1 [Электронный ресурс]. URL: http://web.snauka.ru/issues/2011/05/543 (дата обращения: 02.06.2017).

Введение. Парадигма ментальных репрезентаций позволяет обсудить организацию и содержание вербальных и образных представлений человека (А.В. Брушлинский, Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков, Т.А. Ребеко, М.А. Холодная и др.) [3; 4; 9; 11].

Вслед за М.А. Холодной, под ментальными репрезентациями мы понимаем актуальный умственный образ того или иного явления, то есть субъективную форму «видения» происходящего. Ментальные репрезентации являются оперативной формой ментального опыта, они изменяются по мере изменения ситуации и интеллектуальных усилий субъекта, являясь специализированной и детализированной умственной картиной события [11, с. 98]. В отечественной психологии ментальная репрезентация изучается, прежде всего, как результат отображения, система сложившихся представлений, субъективное описание имеющегося опыта. Взгляд на ментальные репрезентации в таком ракурсе близок позициям психосемантического подхода, в рамках которого личность рассматривается как носитель сложной картины мира, которая включает представления о внешних объектах и психических явлениях (Е.Ю. Артемьева, В.Ф. Петренко, А.Г. Шмелев) [1; 8; 12].

Согласимся с И.В. Фефеловой [10], в том, что понимание и определение счастья основано на положениях ценностного подхода, согласно которому разнообразные жизненные блага и духовно-нравственные ориентации, составляющие ценности счастья, определенным образом соотнесены и структурированы на уровне индивидуального сознания.

Особенность изучения восприятия образа счастья – наличие объективных (эвдемонистических) и субъективных (гедонистических) детерминант. Объективные детерминанты счастья предполагают стремление человека соответствовать смыслу своей жизни, своему предназначению, при этом состояние счастья обретается путем развития всех потенций, заложенных не только в видотипических особенностях человека, но уникальным образом представленных в каждом человеческом индивиде. С позиций субъективизма в счастье существенно лишь физиологическое ощущение, переживание наслаждения, счастье достигается максимизацией удовольствия и отсутствием боли. Счастье состоит в осознании человеком имеющихся в его распоряжении ценностей, в их идейной и эмоциональной оценке и в переживании своего отношения к этим ценностям [7; 13; 14].

 

Методы исследования. Ментальная репрезентация как психический информационный комплекс, содержит как объективные, так и субъективные детерминанты счастья, последние и составляют его объективное понимание. Именно поэтому для практического исследования указанных детерминант в исследовании был использован метод контент-анализа как постижение внетекстовой реальности. На основе анализа текста документа делаются выводы о реальных людях и явлениях, что дает возможность сделать выводы о качественном, в том числе латентном, неявном его содержании.

Учитывая значимость субъективных детерминант, использовались проективные методы – незаконченные предложения: «Я счастлив, когда…», «Для меня счастье – это…», «Счастливый человек – это…», «Смысл жизни вижу в…», «Хотел бы реализовать себя в…», «Человек проживает осмысленную жизнь, когда…» и эссе на тему «В чем заключается счастье?» с целью выявления образа счастья в картине мира человека.

В исследовании приняли участие 60 студентов 2, 3, 4 и 5-го курсов факультета психологии Белорусского государственного педагогического университета имени Максима Танка и специальности «Спортивная психология» Белорусского государственного университета физической культуры. Возраст испытуемых от 18 до 25 лет. 52 респондентки – девушки, 8 – юноши, что соответствует генеральной совокупности студентов-психологов.

Обсуждение результатов. Метод эссе и незаконченных предложений позволили выявить содержание и ценностную структуру ментальных репрезентаций счастья. В результате качественного анализа полученных данных были выделены объективные и субъективные критерии счастья, представленные на рисунке 1.

Рис. 1 – Гистограмма нагрузок по критериям, выделенным в ходе контент-анализа

Наиболее значимым и положительно воспринимаемым является элемент «любовь». Скорее всего, это связано с возрастом респондентов: ведь именно в юности по настоящему проявляется стремление к другому полу, позитивная эмоциональная привязанность.

Особое место в представлениях студентов о счастье занимает эмоциональная сфера, характеризующаяся положительными эмоциями, приподнятым настроением, ощущением радости, состоянием эйфории, полета, эмоционального подъема – респондентам важно не только достигать чего-то, но и переживать это эмоционально.

Важным элементом в структуре представлений о счастье является не столько собственное счастье, сколько счастье других людей. Этот результат достаточно предсказуем, так как профессия психолога имеет альтруистическую направленность (см.рис.1).

Качественный анализ критериев позволил выделить следующие ценностные блоки понимания счастья юношами и девушками, представленные на рисунке 2.

Рис. 2 – Гистограмма процентного веса блоков, выделенных в ходе контент-анализа

Блок психологического благополучия предполагает объединение двух позиций. Это, с одной стороны, «собственное счастье, благополучие», а с другой, «благополучие в семье», «счастье родных, близких, любимых людей», «взаимопонимание в семье». Внутри этого блока можно выделить подблок «здоровье», который включает определение счастья как «личного здоровья», «здоровья близких», «ведения здорового образа жизни».

Блок материального (финансового) благополучия личности представляет собой также объединение двух позиций. Это, во-первых, «карьера», «престижная работа», «положение в обществе», а во-вторых, «материальный достаток».

Блок душевного (духовного) благополучия определяет счастье как «гармонию, согласие с самим собой», «гармонию с окружающим миром», «душевный комфорт», «спокойствие, состояние покоя».

«Эмоциональный» блок предполагает «наличие положительных эмоций», «хорошее настроение», «переживание радости», «состояние эйфории, полета».

Блок эмоционально-межличностных отношений базируется на «взаимной любви», «уважении», «взаимопонимании», «потребности быть любимой». Этот блок можно разделить, с одной стороны, на взаимоотношения с близкими, родными людьми, предполагающие интимно-личностное общение, а с другой, взаимоотношения в социальных группах, включенность в социальные контакты, дружеское общение.

«Целесмысловой» блок включает такие ценностные установки в понимании счастья, как «развитие, совершенствование, самоактуализация», «самореализация, реализация как личности», «наличие учебной деятельности, реализация как студента», «наличие профессиональной деятельности, реализация как профессионала», «наличие семейной жизни, реализация как семьянина», «наличие любимого дела, реализация в хобби», «наличие, достижение смысла жизни, путь к достижению цели».

«Ценностно-нравственный» блок включает в себя такие понятия, как «свобода выбора», «вера», «осознанность». «Эстетический» блок предполагает определение счастья через «красоту окружающего мира, природы», «искусство», «творчество». Блок фаталистического понимания счастья – склонность полагаться на чудо, везение, благосклонность судьбы и удачу. Блок «любовь к жизни» предполагает определение счастья через «оптимистическое отношение к жизни», «ценность жизни» и «способность радоваться тому, что есть».

При анализе ценностных блоков понимания счастья было выявлено, что наиболее важными для респондентов является блок психологического благополучия, целесмысловой и эмоционально-межличностный блок (см.рис.2), что соотносится с результатами анализа ментальных репрезентаций смысла жизни студентов-психологов. Респонденты смысл жизни оценивают в свете критериев структуры представлений о счастье. Это еще раз доказывает правомерность зародившейся еще в античной философии и получившей развитие в современной психологии тенденции анализа понятий счастья и смысла жизни во взаимосвязи, отразившегося в отдельном направлении психологии счастья – эвдемонистическом.

В результате анализа критериев и блоков понимания счастья были выделены интегральные объединения («пространства») образа счастья. Социальное «пространство» представлений о счастье включает экономическое и социальное благополучие, соотносимое с условиями жизни и обусловленное особенностями социального, экономического, политического контекстов жизнедеятельности. Социально-психологическое «пространство» интегрирует компоненты социально-психологического и семейного благополучия, т.е. компоненты, включающие взаимоотношения с окружающими людьми, представителями ближайшего социального окружения. Персональное «пространство» включает компонент личностного благополучия, т.е. достижение личных успехов в жизни, деловую (профессиональную) и личностную самореализацию человека, самоэффективность. Иначе говоря, восприятие образа счастья осуществляется респондентами через призму «пространств» и детерминировано значимостью и актуальностью для личности каждого из них. Интегральные «пространства» соотносятся с таким триединством отношений личности, как отношение к миру, отношение к другим, отношение к себе и тремя основными мирами: внешний мир, социальный мир, внутренний мир [2, с. 34-36].

Результаты качественного анализа были подкреплены корреляционным, факторным и кластерным анализом критериев, выделенных в ходе контент-анализа.

Интеркорреляция критериев счастья позволила выявить следующие особенности: благополучие студентов-психологов тесно связано с благополучием близких и родных людей (r=0,42 при p<0,05), переживанием эмоционального подъема, радости (r=0,27 при p<0,05) и осознанием ценности собственной жизни (r=0,32 при p<0,05). Благополучие родных и близких людей связано с переживанием взаимной любви и наличием взаимопонимания в отношениях (r=0,25 при p<0,05), осознанием того, что они здоровы (r=0,26 при p<0,05) и успешны (r=0,49 при p<0,05).

Духовное благополучие респондентов связано с их развитием, саморазвитием, возможностью самоактуализации (r=0,40 при p<0,05), а также с существованием в жизни человека веры (r=0,31 при p<0,05). Процесс развития человека связан с его духовным благополучием (r=0,40 при p<0,05), существованием гармонии, как с самим собой, так и с окружающим миром (r=0, 42 при p<0,05), переживанием радости и других положительных эмоций (r=0,27 при p<0,05), существованием любви в отношениях и к жизни (r=0,27 при p<0,05), возможностью личной самореализации (r=0,45 при p<0,05), проявлением альтруистических тенденций (r=0,33 при p<0,05). Гармоничное развитие человека связано с его здоровьем (r=0,29 при p<0,05), успехом (r=0,50 при p<0,05), возможностью развития (r=0,41 при p<0,05), личной самореализации (r=0,36 при p<0,05), проявления творческих способностей (r=0,28 при p<0,05).

Личная самореализация студента-психолога взаимосвязана с его гармоничным развитием (r=0,45 при p<0,05), процессом познания (r=0,26 при p<0,05), возможностью как учебной (r=0,30 при p<0,05) и профессиональной (r=0,33 при p<0,05), так и семейной (r=0,30 при p<0,05) самореализации. Осознанность жизни связана с процессом познания (r=0,28 при p<0,05) и переживанием свободы (r=0,53 при p<0,05), что означает понимание студентами-психологами свободы как высокого уровня ответственности за свою жизнь.

Факторный анализ критериев счастья позволил выделить значимые блоки изучаемого понятия. Первый блок – жизненные ценности или приоритеты – включает в себя такие критерии, как общение (0,29), любовь (-0,49), здоровье (-0,69), успех (-0,69), творчество (-0,36), гармония с самим собой и окружающим миром (-0,67), ценность самой жизни (-0,30). Второй блок – блок психологического благополучия – состоит из личного благополучия (0,33), благополучия близких и родных людей (0,34), материального благополучия (-0,41), личной самореализации (-0,69) и оптимизма (0,34). И, наконец, третий блок – блок духовного благополучия – представлен душевным благополучием (-0,42), развитием и саморазвитием (-0,52), положительными эмоциями (-0,46), наличием цели и смысла жизни (-0,28), осознанностью (-0,40), свободой (-0,42) и верой (-0,21).

Кластерный анализ критериев счастья позволил выделить следующие кластеры: содержательный (психологическое, физическое, материальное, духовное, профессиональное, семейное благополучие и др.), когнитивный (удовлетворенность жизнью), эмоциональный (положительные эмоции) и эмоционально-межличностный (благополучие других людей, любовь) компоненты счастья, представленные на рисунке 3.Рис. 3 – Диаграмма результатов кластерного анализа критериев, выделенных в ходе контент-анализа

Содержательный компонент счастья соответствует составляющим субъективного благополучия, предложенных Л.В. Куликовым [5; 6]. Автор рассматривает благополучие как интегративное образование, складывающееся из ряда составляющих: социальное благополучие (удовлетворенность социальным статусом, состоянием общества, межличностными связями); духовное благополучие (возможность приобщаться к богатствам духовной культуры, осознание и переживание смысла жизни, наличие веры); материальное благополучие (удовлетворенность материальной стороной своего существования, стабильностью материального достатка); физическое (телесное) благополучие (хорошее физическое самочувствие, телесный комфорт, ощущение здоровья и пр.); психологическое благополучие (слаженность психических процессов и функций, ощущение целостности, внутреннего равновесия, гармония личности).

Остальные компоненты счастья подтверждают правомерность существующей в психологии структуры изучаемого феномена. Эмоциональный компонент, который представлен двумя полюсами – позитивным и негативным – в зависимости от характера воплощения событий, способствующих или препятствующих реализации потребностей, целей, намерений субъекта. Основным показателем здесь являются положительные эмоции. Когнитивный компонент предполагает оценку человеком собственной жизни, основной показатель – удовлетворенность жизнью. И, наконец, конативный компонент выражается в оптимистическом отношении к окружающей действительности и поведении человека. В качестве основного показателя здесь рассматривается оптимистическое отношение к жизни через призму внутриличностных и межличностных отношений.

Выводы. Общая картина представлений счастья студентами-психологами, во-первых, соответствует свойственному юности поиску себя, стремлению к профессиональной самореализации, включенности в социальные связи, а во-вторых, выбранной профессии студентов, что проявляется в оптимистическом взгляде на жизнь, альтруистической направленности отношений и нравственной ориентации. В целом ментальные репрезентации счастья студентов-психологов разнообразны по содержанию и структурированы на уровне индивидуального сознания.

Психолог может использовать знания о ментальных репрезентациях счастья, направляя человека, на осознание его удовлетворенности жизнью, что способствует возникновению положительных эмоций, переживания счастья. Изучение психологом значимости различных факторов, обусловливающих переживание клиентом счастья, определяет возможность акцентировать свои действия на значимых для клиента областях жизнедеятельности.


Библиографический список
  1. Артемьева, Е.Ю. Основы психологии субъективной семантики / Е.Ю. Артемьева; под ред. И.Б. Ханиной. – М.: Наука; Смысл, 1999. – 350 с.
  2. Баранова, А.В. Структура субъективного качества жизни / А.В. Баранова // Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов «Психология XXI века» 22-24 апреля 2005 года / Под редакцией В.Б. Чеснокова. – СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. – С. 34–36.
  3. Брушлинский, А.В. Ментальная репрезентация как системная модель когнитивной психологии / А.В. Брушлинский // Ментальная репрезентация: динамика и структура (коллективная монография) / Под ред. А.В. Брушлинского, Е.А. Сергиенко. – М.: ИП РАН, 1998. – С. 5–22.
  4. Кубрякова, Е.С. К проблеме ментальных репрезентаций / Е.С. Кубрякова, В.З. Демьянков // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2007. – № 4. – С.8–16.
  5. Куликов, Л.В. Детерминанты удовлетворенности жизнью [Электронный ресурс] / Л.В. Куликов. – Режим доступа: http://consult.pu.ru/content/view/101/55/. – Дата доступа: 12.02.2010.
  6. Куликов, Л.В. Факторы психологического благополучия личности / Л.В. Куликов и др. // Теоретические и прикладные вопросы психологии: Матер. Юбилейной конф. «Ананьевские чтения – 97». – Вып. 3. – Ч.1. –СПб.: Изд-во СПбГУ, 1997. – С. 342-350.
  7. Кулябина, А.А. Восприятие образа счастья россиянами / А.А. Кулябина // Психология XXI века: Материалы международной научно-практической конференции молодых ученых «Психология XXI века» 22-24 апреля 2010 года / Под науч. ред. О.Ю. Щелковой. – СПб.: С.-Петерб. ун-та, 2010. – С.392–393.
  8. Петренко, В.Ф. Введение в экспериментальную психосемантику: исследование форм репрезентации в обыденном сознании / В.Ф. Петренко. – М.: МГУ, 1983. – 177 с.
  9. Ребеко, Т.А. Ментальные репрезентации как формат хранения информации / Т.А. Ребеко // Ментальная репрезентация: динамика и структура (коллективная монография) / Под ред. А.В. Брушлинского, Е.А. Сергиенко. – М.: ИП РАН, 1998. – С. 25-54.
  10. Фефелова, И.В. Представление о счастье в контексте психологического благополучия / И.В. Фефелова, Д.Е. Белова // Психология XXI в.: материалы междунар. межвуз. науч.-практ. конференции студентов, аспирантов и молодых специалистов. 19–21 апреля 2007 г. Санкт-Петрербург / под науч. ред. В. Б. Чеснокова. – СПб.:СПБГУ, 2007. – С. 114–115.
  11. Холодная, М.А. Психология интеллекта: парадоксы исследования / М.А. Холодная. – М.: Изд-во «Барс», 1997. – 392 с.
  12. Шмелев, А.Г. Введение в экспериментальную психосемантику: теоретико-методологические основания и психодиагностические возможности / А.Г. Шмелев. – М.: Изд-во МГУ, 1983. – 158 с.
  13. Kashdan, T.B. Reconsidering happiness: the costs of distinguishing between hedonics and eudemonia / T.B. Kashdan, R. Biswas-Diener, L.A. King // Journal of Positive Psychology. – 2008. – V.3. – P. 219–233.
  14. Ryan, R.M. On happiness and human potentials: A review of research on hedonic and eudaimonic well-being / R.M. Ryan, E.L. Deci // American Psychologist. – 2000. – V.55. – P. 68-78.


Все статьи автора «Helena»


© Если вы обнаружили нарушение авторских или смежных прав, пожалуйста, незамедлительно сообщите нам об этом по электронной почте или через форму обратной связи.

Связь с автором (комментарии/рецензии к статье)

Оставить комментарий

Вы должны авторизоваться, чтобы оставить комментарий.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться: