UDC 93

“COMET” IN FEBRUARY THROUGH THE EYES OF WITNESSES

Egorova Svetlana Lvovna
Syktyvkar State University
Ph.D., assistant professor of the history of Russia and foreign countries

Abstract
This article describes the "Comet" February the eyes of witnesses.

Category: 07.00.00 History

Article reference:
"Comet" in February through the eyes of witnesses // Modern scientific researches and innovations. 2011. № 6 [Electronic journal]. URL: http://web.snauka.ru/en/issues/2011/10/4710

View this article in Russian

Sorry, this article is only available in Русский.

Поделиться в соц. сетях

0


Artice view count: Please wait

All articles of author «SvEgorova»


© If you have found a violation of copyrights please notify us immediately by e-mail or feedback form.

Contact author (comments/reviews)

One comment to ““Comet” in February through the eyes of witnesses”

  1. 21.11.2011 at 10:58

    На эту заметку в «Биржевике» Н.И. Кареев ответил немедленной критикой, хотя и понимал, что отклик его вряд ли будет замечен в дни сокрушительных перемен.
    В “Прожитом и пережитом” только упоминается ответ Кареева. Сам же ответ был опубликован сразу в двух газетах (“Современный вестник” и “Наш век”) от 31 декабря 1917 года (т.е. уже после октябрьского переворота)

    Вот эта статья Н.И.Кареева, если интересно:

    Не сотвори себе кумира! (Новогодние мысли) // Наш век. 1917. 31 декабря.

    Давно-давно было преподано человечеству это наставление, и постоянно еще приходится напоминать его людям. Одним из таких кумиров, которым воздавались божеские почести, перед которыми воскурились фимиамы и приносились жертвы, фимиамы славословий и лести, а в жертву разум и совесть, человеческое достоинство и честь во всех странах и во все времена был носитель верховной власти. От незапамятных времен древнего Египта, где фараон был «царь и бог», через ряд веков тянется эта традиция фараонизма, обоготворения владыки и в эллинистическом царстве Птоломеев, и в Римской империи, а в новой форме и позднее, в христианской Европе, во времена абсолютизма. Не делали ли из монарха наместника Бога на земле? Не приписывали ли его власти божественного происхождения? Не называли ли царя земным богом? Не восклицал ли Боссюэт: «Короли, вы – боги», и не называл ли их Христами, в качестве помазанников Божиих? Не было ли в ходу официального эпитета «обожаемый» в применении к монарху? Не обозначалась ли его особа, как «священная»? В таких чувствах к предержащей власти не воспринимались ли длинные ряды поколений, и не входило ли это в закоренелую привычку?
    В эпоху наибольшего развития абсолютизма являлись люди, которые стали смотреть на власть другими глазами, стали сводить ее к человеческим масштабам. Но если одни при этом поняли, что никто не должен пользоваться богоподобной по своей неограниченности и непогрешимости властью на нового владыку, уже не единоличного, а собирательного. Не провозгласил ли Руссо в своем «Общественном договоре», что народное верховенство неограничимо и непрегрешимо? И не положило ли это начало новой традиции тоже обоготворения собирательной власти?
    Воскурение фимиама лести и принесение в жертву даже здравого смысла – очень дурные привычки, оставленные нам в наследие от времен фараонизма, конечно, привычки вредные. Если кому-либо постоянно говорить, что он бог, тот и сам поверить может, что он бог или, по крайней мере, очень близок к Богу, в чем, например, обвиняют теперешнего владыку Германии. На днях на глаза попалась одна газетная вырезка, сделанная мною весною этого года и спрятанная, как образец, до чего может договориться человек, сохранивший в сердце своем раболепие монархической эпохи. Это была маленькая статейка, строк в пятьдесят, содержащая славословие новому владыке: «Его Величеству народу, торжествующему и гордому, мудрому и могущественному», «Народу – богатырю, Народу – подвижнику, Народу – праведнику, Народу сияющей совести, Народу – пророку, Учителю всех народов» и т. п. Да, мы русский народ, восхвалялись здесь, как «праведные и чистые на путях к Царству Божию». «Слава тебе, – сказано было еще там, – слава тебе, русский народ, загадочный и светлый, как Тот, благословение Которого осеняет все твои грядущие пути! Слава Народу-Спасителю, слава Народу, хранящему в недрах своих сияющее откровение для целого мира! Слава Народу, который будет Учителем и Любовью всего смятенного, мятежного и не находящего покоя и радости на земле человечества».
    И в едином его разуме автор этого дифирамба узрел «внутреннее приближение к образу и подобию Того Совершенства, Которое являет собою цель духовных стремлений человека от первого дня создания».
    Психическая основа апофеоза римских императоров не могла быть иной, но правильно христиане называли это не верой, а суеверием, обоготворением твари, вместо творца. Ведь всякая лесть заключает в себе неправду, а Вечная Правда возвещает: «Да не будут тебе бози иные, разве мене». Она – идеал, воплотить в себе который не дано никому из смертных, ни отдельным лицам, ни целым народам. Люди, обожествляющие других людей, создают себе кумиров, и эти идолы закрывают перед их глазами то, что, действительно, является идеалом разума и совести.
    Лесть недаром называют сладким ядом; она отравляет на самом деле, будет ли она грубой или очень и очень тонкой, прикровенной. Будучи в основе своей неправдою, она отравляет душу и того, кто льстит. Египетский фараон до такой степени был убежден в своей божественности, что сам совершал перед своею божествен-ностью священные обряды. Нужно, чтобы и никто из нас не воображал, что, фигурально выражаясь, ставить перед собою свечку, как перед иконой, и даже требовать, чтобы и другие ставили такие свечки.
    Пожелаем же, читатель, чтобы в Новом году мы начали отвыкать от того, что прививалось душам нашим веками обожествления такой человеческой и общественно-необходимой вещи, как власть.

    Н. Кареев

Write comment

You must authorise to write a comment.

Если Вы еще не зарегистрированы на сайте, то Вам необходимо зарегистрироваться:
  • Register